Смешные приключения гастрольной жизни ансамбля «Казачий Дюк»

Contents

ОТ АВТОРА

Дорогой читатель!!!

В этой рубрике  я  собрал все свои произведения…

Это сборник   стихов и рассказов. В них я пишу о людях, с которыми мне иногда приходилось встречаться. Их образы до сих пор вдохновляют меня на написание  произведений. Так пишут многие  писатели.

Например образ "Старухи Шапокляк" в известной мультфильме "Чебурашка" писатель взял с родственницы, а образ Маргариты Хоботовой из кинофильма "Покровские ворота" с соседки по коммунальной квартире.

Однажды мой живой интерес   привлек образ двух смехотворных дам. Одна толстозадая, с короткими ногами, а другая с отвисшими щеками и тоненькими как веревки ножками. Несмотря на то, что им давно стукнуло за пятьдесят они  хотели на полном серьезе быть артистками. Ранее никогда не пели, к тому же не имели ни слуха не голоса. Это действительно было забавно

Или вот еще один случай. В мое поле зрения попали  два депутата, которые (говоря чеховскими строками) издали напоминали букву "Ю". Один маленький и толстый, другой высокий с выпученными глазами и головой напоминающей наболдажник. До сих пор вспоминаю их карикатурность.

Внимание мое привлекла и  чиновница. Толстая огромная баба, с очень большой бычьей головой  и отвисшими подмышками.  Во время совещаний она всегда стояла в проеме двери грозно наблюдая за происшедшим. Мошенница была номер один.

Сборник  стихов и рассказов. Автор Игорь Сокуренко — это увлекательные произведения  о наших буднях, чиновниках и прочих персонажах, с которыми мне довелось встречаться. Фамилии и имена я меняю, иногда добавляю что нибудь свое. Получается интересный рассказ или стихотворение. Приятного Вам просмотра.

Ваш Игорь Сокуренко

Митрич. Рассказы поисковика

Прохор казак рослый бывалый, как то пошел на зимнюю рыбалку да и провалился под лед, а когда вернулся домой то сильно простыл. Жар наступил уже вечером.

Его жена, Софья Макаровна, дородная баба средних лет с темной бородавкой на верхней губе, растопила печь пожарче, натерла его медвежьим жиром и дала выпить настойки, уложив при этом его в постель. Стала кликать соседа, что жил недалече.

Чуть погодя зашел Митрич, седовласый старик. Не вынимая цыбарки изо рта долго кашлял, а чуть позже посоветовал;

- К доктору надо бы его, коня бы у лебедки выпросить, они рыбаки бывалые, а нынче не откажут.

-Шагай, шагай, коли так,- прошептала Макаровна.

Я тогдашний юнец Родька, сидел слегка поджав ноги. В руках потрепанная книга, а в комнате было темно. Мне едва удавалось разбирать написанные слова и все же было не до чтения. Меня впечатляло загадочное и слегка чудаковатое лицо старика Митрича, который часто захаживал к нам в дом. В ухе у него была серьга, борода выпирала рыжей щетиной и походила на бороду соседского козла.

Митрич, по возрасту чуть старше моего отца, но то ли жизнь так сложилась, то ли порода у них такая, только стал он быстро называться стариком и уж никто, даже он сам не помнил себя молодым.
Дед Митрич и все тут.

Повидал он много на своем веку, прошел не одну войну. На его груди поблескивал Георгий и сидя на завалинке он часто рассказывал нам о своих невероятных подвигах. Наверное от давности времени, а может быть от глупой старости стал все больше прибрёхивать и его истории на столько искажались, что больше походили на смешные придумки. Он прихрамывал на правую ногу и постоянно потряхивал своей бородкой, а дребезжащий голос походил на голос соседского козла Яшку. Когда же Митрич сердился, то всем делалось смешно. Копируя козлиное ме-еканье золовка Дарья трясла сделанной из пакли бородой и притоптывала.
И сразу в доме становилось весело, все ухахатывались, а Дарья продолжала копировать безобидного старика, до тех пор пока рассерженный Митрич кричал козлиным голоском.

- Ишь вы стерьвы, и от того хохот еще больше будоражил казачий курень битком набитый женщинами и детьми. Жил он с нами по соседству.

201508310829403

Еще раз прокашлявшись, Митрич одел кожуг немного потоптавшись у порога вышел во двор.
Тихая ночь и на небе звезды.
Таинственное загадочное небо.

Люди не любят смотреть в вверх, лишь изредка они поднимают голову и удивляются чудесам природы, ее безмерной красоте.

- В такие часы и помирать неохота, подумал Митрич, доставая из просаленного кармана тонкую папироску. Свет от зажженной спички осветил его небритое лицо и в небе раздался запах сигаретного дыма.

(Так думал старик о моем отце, безнадежно лежавшем на кровати, но оказалось все это касалось его самого).

Иногда в жизни бывает, что какие то странные мысли лезут в голову человеку, откуда они берутся и с чем они связаны один Бог знает. Они посланы нам как знаки свыше и жизнь распоряжается по своему усмотрению. Тогда я не размышлял я об этом, наверное и Митрич – этот беззлобный и забавный старик не придавал своим размышлениям ни какого значения. Так думал он и все тут.

Постояв с минуту старик пошел прямо по дороге.

За небольшим склоном простиралась река, Митрич вырос на ней, и летом в мальчишестве ходил ловить окуней и радовался улову. Однажды, баркас, который все время стоял у причала дал течь, испугавшись скорого потопления он не знал, что делать, лишь усиленно греб и звал на помощь. Ранней весной вода студеная и не видать бы мальцу света белого если бы не мой отец. Услышав крики о помощи он быстро запрыгнул в стоящую поблизости лодку и через минуту протянул руку уже оказавшемуся в воде мальчонке. Так познакомился Митрич с Прохором Тимофеевым- моим отцом...

Не смотря на то, что Митрич постарше, все же относился к отцу с уважением слушался его всегда и во всем.
Прохор рыбачил в рыбхозе, знал реку и был заядлым рыбаком. И вот теперь он лежал на кровати, в бреду говоря невнятные слова, и лишь слегка надеясь на чудо. Лекарств не было и лечились селяне чем бог пошлет, старинные рецепты передаваемые из поколения к поколению завсегда выручали народ. Иной раз казаки даже не доверяли докторам, а когда случалось идти на войну, то брали с собой землицы горсть и она и согревала в чужедальней стороне и лечила от болезней.

Уже близка пристань, лед на реке еще стоит. У берега проталины, серая постройка, из нее сильный густой дым расстилается по воде и по еще не сошедшему снегу. Люди в избе не спали.

Сквозь дверной проем Митрич увидел очертание сидящих у печи рыбаков, они о чем то говорили...

Не долго думая он постучал и неслышно зашел.
- Здорово живете.
- Слава Богу хором ответили рыбаки.

Издревле казаки занимались рыбьим промыслом, ловили осетров, плели сети и так жизнь проживали. А коли случись войне, то гнали басурман до самых до границ.

- С чем пожаловал Митрич, спросил хриплый голос пожилого рыбака Зорина, его редкая въедливая борода еще не совсем просохшая от капель только что съеденной похлебки казалось лоснилась на свету.

- Беда братцы, Прохор помирает.
- Какой Прохор?
- Прохор Петров
- По чем зря гутариш, сказывай – раздался степенный голос Дроньки Степнева
- Пошел давеча невод прудить у Зорькиной слободки да ахом под лед, еле выбрался и ишо семь верст пехом пока добрался додому - по козлиному проблеял старик.

- Коня бы, а то не ровен час помрет бедолага. К фельдшеру надобно.
- Не доедешь, крякнул Дронька, разлив до Сосенок дошел и кобыла расковалась того и гляди оскальзнется, да и какие теперь фельдшеры - война.

- И то верно, в соседней деревушке немцы, того и гляди нагрянут, не оберешься беды, сказывают, озлоблены они, чуть что за ружье берутся, боятся партизан. Недавно пожгли их, ночью пока те спали, кто то из наших бутылку с бензином кинул в окно и тикать. Выскочить все успели, а вот добро все сгорело....

ПРОЛОГ

Прохор долго не мог понятьгде он.Туман в голове кружил голову, становилось не по себе. За окном капли весеннего дождя стучат по оцинкованному подоконнику, в комнате жарко. Весь от пота взмок. То просыпался то засыпал,вновь погружаясь в забытие.
Едва, различая знакомые голоса он вслушивался.

- На милая вот снадобье, - говорила по всей видимости соседка.
- Оно и жар снимает и силы дает, отвар то целебный.

Безразлично оглянув комнату Прохор попытался подняться, ему надо было по малой нужде. Не смотря на отсутствие сил все же он встал и слегка шатаясь побрел в соседнюю комнату.

- Куда же ты? - прозвучал отчетливый и слегка испуганный голос дочери,
- Нет Маняшка это я так, по нужде.

Вернулась Макаровна, молча обхватила мужа и уложила в постель.

- Соседка приходила, - сказала она, - снадобье принесла ныть поможет, да сказывала, что в соседней деревне какого то старика немцы расстреляли, говорят из наших, вроде к партизанам шел и записку нашли с важными донесениями, пойду к снохе, может знает чего.

-А ты приляг, не равен час опять жар, итак намаялись, поди третий день лежишь.
Ушла.

Постепенно Прохор приходил в себя и от того становилось на душе не спокойно, охота было курить, а еще больше в голову лезли всякие мысли, и все больше про старика Митрича. Ушел он к рыбакам просить лошадь, что бы в станицу за фельдшером съездить, так и пропал. Сказывают, что рыбаки не дали коня и тогда он пошел пешком. До сих пор нет. И баба его приходила, толстая крикливая тетка, все ругала его почем зря.

Лишь по весне нашли тело старика, на берег выбросило, километров в десяти от села. Родька первый услыхал. Утоп Митрич. А был ли старик партизаном, о том ни кто не ведает вот и весь сказ. Похоронили его на местном кладбище тихо, без лишних глаз. Крест теперь прогнил уж, а могила поросла травою и ничего в округе не изменилось.

Рассказы поисковика.

Автор Игорь Николаевич Сокуренко

 

ЛЕГЕНДА О СУРОВИКИНСКИХ КАМНЯХ Автор И. Сокуренко

kazaki marino 135449024 ЛЕГЕНДА О СУРОВИКИНСКИХ КАМНЯХ Автор И. Сокуренко

Рассказы писателя Игоря Сокуренко

Когда то давно, уж и не помнит дед Прошка, что на главной улице города еще до войны проживал, старики сказывали:
– есть мол камушек в степи и кто взойдет на него то все болезни прочь. Да как то все забывалось. То советская власть, то казаков раскулачивали, то храмы рушили. Но все же не исчезла молва о том месте, где жили странные люди в суровикинских степях, звали их суровики. Умели они дружить с природой, а их ритуалы над животными наводили холодок на местных жителей.

Это были такие времена, когда перливались судьбы людей с природным действом. Жившие суровики (в здешних местах их называли суровикинскими цыганами) по своей натуре язычники- мерками мерили весь мир в одно единое и связывали все происходящее с устройством человека, считая, что все что не происходит – все в каждом из нас. Сердце бьется и урожай и солнце светит, а перестало стучать жди беды. Коли камушек упал с холма то где то споткнулся добрый молодец, а засвистал ветер и мор скота тут как тут. Все взаимосвязано. Все суровики были суеверными, а место их проживания люди обходили стороной. Жил среди них один казак, звали его Чир. Оставшись в одиночестве, родители его рано умерли, он пас овец, прислуживал по мелкой работе крестьянам и жизнь его была никчемная . Как то на подводе уехал он с чумаками в далекие чужеземные края счастья шукать да и простыл след его.
После, через год, уже парубком он вернулся, но поселился не в родном селе, а на хуторе неподалече, средь казаков. Нравился ему этот дивный народ с песнями и широкой душою. Не раз ходил он в походы добывая славу и совсем забыл про родину и про суровиков. Хмельное вино да удаль молодецкая, чистое поле да конь удалой, все что связывало славного казака с его пребыванием на земле.
Однако раз за разом, когда казаки садились вечерять, слышал он от других истории своего селения. Сказывали, что в том месте, где жили суровики, поселился и верховодит злой колдун и имя ему Альмаам. Что послан он небом на землю и живет уж триста лет, а питается человечиной и живым светом ибо сам он не от мира сего. И было у него семь учеников. Кто прибился от голодухи прячась на хивре, кого продали родители.
Каждый год, толи по воле божьей, а то ли по умыслу местных стариков суровики отправляли одного юнца на хиврю, так звали место где проживал старый колдун с учениками. Место с виду было неказистое, и домик покошенный. По всюду чувствовалось отсутствие руки женской, а молодь ходила в сером саване, в руках держа темного цвета книжицу. Каждое утро они просыпались рано, и по очереди пасли табун лошадей. Тем и кормились.
Колдун мог общаться с небом и каждый раз взойдя на холм и произнеся заклинание, он превращался в птицу и покидал эти места улетая в неизвестном направлении, а когда возвращался, то покосившаяся хивря превращалась в замок и какие то странные и неулыбчивые люди откуда не возьмись оказывались за столом. Играла музыка, били барабаны. Суровики отчетливо слышали чей то жалкий плач, но ничего не могли сделать, они боялись. Постепенно плач превращался в стоны похожие на крики лошадей и под утро все это мракобесие прекращалось.
Поговаривали, что каждый год уходили подростки в старую хиврю пасти табун лошадей, а оттуда никогда не возвращались. Если местные жители их не отдавали, то в хутор приходила беда. Мор скота, болезни и неурожаи. Так уж завелось, и каждый двор с каждым годом пустел. Говорили так же, что мальчикам запрещалось возвращаться домой и поддерживать с родными связь. Но раз в году, в полнолуние, пир будоражил бедных селян и слышались стоны и лошадиный плач. Кто был рядом, видел, что табун странным образом пополнялся. И раз за разом молодого коня вели на закланье. Как не странно, но во время ритуала погребения зачитывалось человеческое имя, как будто бы хоронили не коня, а человека. И хоронили его по людским канонам.. И на том месте твердела земля и превращалась в камень..

Каждый раз жители переполненные страхом ждали этого страшного дня.

Однажды отважные казаки все же решились посетить это странное место. Был среди них и казак Чир Наливайченко.
— А что, — сказал он братам;
— Уж коли нечистая сила у нас под боком, то и что нам божьим людям терпеть такое соседство. А не сходить ли нам, да не глянуть ли ворогу в глаза?

Уж коли порешили то и пошли казаки. Но как только они вышли за околицу, поднялся сильный ветер, глаза забило песком и раздался душераздирающий свист от которого похолодело в душе у каждого. Как не старались казаки приблизиться к тому месту ничего у них не получалось. Будто бы чья то неведомая сила не давала им ступить и шагу. Вдруг почудилось им, что огромная птица прокричав в небе, взметнула ввысь. И мгновенно буря усилилась. А на утро в хуторе, где жили казаки пропал мальчик. Как не искали его, ничего не могли поделать.

Ответ на этот вопрос знали суровики, ибо вскоре они опять услышали стук барабанов и дикий плач похожий на плач жеребенка.
В ту пору казак Чир уже засватал Ганну, девицу прекрасную во всех отношениях, веселую и жизнерадостную. И батько у ней был атаманом и хозяйство: три быка, пять коров много овец и курей. Ганна часто заплетала ленточки в косу и пела, от того вечерами любил Чир бродить у ее окон восхищаясь невиданной красотою, а однажды не выдержал и послал сватов. Свадьбу решили сыграть по осени, но вот беда война. И ушел Чир биться с турками, а когда вернулся, то узнал, что в его отсутствие пропал брат Ганны. Девушка пошла искать его у тех странных людей, что на холме и то же пропала.Поговаривали, что зажиточный батько атаман Ганны продал их обоих колдунам, на пастушье дело и на учебу.

Не зная что делать и где искать Ганну Чир пришел к тому странному месту и постучался. Дверь тихо отворилась и казак переступил порог этого дома. В доме пахло мышами и сыростью, было мрачно и неуютно. Заскрипела лестница и со второго этажа кто то медленно начал спускаться. Чир спрятался.Раздались невнятные слова. Двое людей шли по лестнице и один из них, по видимому хозяин дома хриплым голосом произнес:
— завтра в полночь будет славная пирушка, — и далее раздались невнятные слова таким голосом от которого тело нашего героя покрылось мурашками.

— Арбр Аррр завтра в полночь – произнес хозяин дома и оба остановились возле двери. .
Кто же рядом с хозяином, подумал Чир. И вдруг луна осветила лицо гостя, им оказался отец Ганны.
— Значит люди не врут,- подумал казак..
После, когда все разошлись, Чир медленно вышел во двор. Вдалеке по степи шел человек, по видимому отец Ганны. Сев на повозку он закурил трубку дернул за вожжи и поехал. Заскрипела телега, и батько запел:
Ой люли, мои люли
Не бачить бильш света
Закроешь ты очи
И лягуть пятаки на века…..

Дождавшись следующей ночи Чир подкрался к окну. Видит на столе лежит молодая кобылица с заплетенными ленточками, глаза ее жалобно глядели на сидящих за столом странных неулыбчивых людей, она слегка издавала какие то звуки напоминающие человеческий стон. Батько Ганны находился у изголовья протяжно читая текст книги вслух, в его руке горела свеча. И вдруг он медленно поднялся над кобылицей,
— О боже, мелькнуло в голове у казака, сейчас ее убьют …
Узнал Чир в этой кобылице свою Ганну. Сильно дернув за ручку двери, он бросился вызволять свою невесту.
Вдруг раздался орлиный крик и огромная птица стальными крыльями сбила доброго казака с ног. Завязалась борьба.Как не старался казак пробить клинком шкуру огромной птицы ничего не получалось. Видя свою неминуемую гибель, он прибегнул к хитрости. Увлекая неприятеля к речке и не давая огромной птице вырваться, Чир бросился в воду и потянул ее на дно. Уж не знаю сколь долго длилась эта страшная битва, но поговаривали, что в тот час небо помутнело, а река взбурлилась. Из воды никто не вышел.

Слегка прокашлявшись затянул казак Прошка свою цыбарку, вздохнул и продолжил…

-После все затихло. Ученики по обычаю захоронили кобылицу. А когда читали, то люди слышали имя Ганны. А после покинули странное место.
С тех пор все ушло. Реку стали называть Чир, а все влюбленные и по сей день приходят на холм, где схоронили Ганну и завязывают ленточки. Так и повелось приходить в эти места, говорят они лечат и помогают в трудных делах.
— После, сюда пришли люди, обжились.
Но все ж если присмотреться опытным взглядом, то где где проскакивают цыганские черты суровиков средь местного люда. Видать сказ сей из глубин дошел до нас не только из брехливого хвастовства,- молвил дед Прошка по привычке прикрякивая пошел восвояси.

МЕРТВЯКОВА НЕВЕСТА Атаманские байки

Был еще у нас на хуторе такой случай.
В ту пору, когда страшные войны по всей земле уносили множество людских душ, казаки уходили биться с врагами. Иногда они возвращались домой с победой и тогда столы ломились от разных яств, а вернувшиеся герои рассказывали разные истории о походах. Но бывали случаи когда местным хуторянам приходилось видеть нечто диковинное, непонятное их разуму.
Служивший по тем временам казак Терехин вернулся с войны живой и невредимый. Из Туретчины привел он жену. Да только вид ее казался довольно странным — маленькая, толстозадая, вечно закутанная в шаль, коротконогая женщина. Ноги ее были сформированы по образу двух подушек, по той же причине носила эта турка шаровары, а нос был такой короткий, что придавал ее внешности причудливый вид. Звали ее тоже диковинно Шкара Шмарина. Турка сторонилась родных Терехина, потому жили поодаль, по базу ходила сгорбленная, кашеварить толком не умела.
Разное говорили о Шкаре Шмариной: одни утверждали, что красоты она была невиданной, другие — наоборот. что турка попалась Терехину последняя из никудышных…

По соседству мордвинка Мокша жила, все ворожила. Зайдет к ним в гости, по индюшечьи погутарит, вынюхает что почем и давай в стороне сплетничать. Как то однажды раскрасневшаяся Мокша, с платком, съехавшим набок, рассказывала сбившимся в кучу бабам:
— И что он нашел в ней хорошего? Хоть бы баба была, а то так… Зад большой, а ноги короткие одна срамота.
Глазюки у ней черные, здоровющие, стригеть ими, как сатана, прости Господи.
— И больно уж душная, так и преть от нее козлом, спасу нет. Пошел по хутору слух, что Шкара ведьмачит. Мокша Шутиха божилась, будто на Пасху, видела как Шкара Шмарина простоволосая и босая, доила на их базу корову. С тех пор ссохлось у коровы вымя, а затем корова издохла.
Любил Терехин свою турку уж больно шибко. Да детей у них не было и от этого муж Шкары дюже страдал. Как то привел он в дом приемыша — девочку Настю, сиротку малолетнюю. Ну тут и взъелась Шкара.
— Свези, да свези ты ее в приют, не то худо будет.
А девчушечка та приглянулась казаку и жаль ее и не по христиански это.
Все же Шкара настояла на своем и пришлось девочку обратно в приют вести, в уезд.
Только с той поры перестало ладится у них. И стал замечать казак, что спортилась баба его.
Еще боле стала Шкара по козлиному душная, мочи нету. Задыхается казак и все тут. Стали спать в разных углах. И задумал он сказать ей об этом. Что так мол и так, нужно с душным ее существом что то делать.

Лежит казак один на лавке, размышляет. В избе тихо. Слышно только, как Шкара похрапывает да ходики тикают. Разбудил ее. Похороводили хороводы по супружескому делу, а у мужа шмариного на уме: как ему быть? Сказать ей такие слова — дело не малое, а она еще,- и верно,- душная была — гниль какая-то в нутре у нее, сказывают, была. Не сказать — тоже боязно. Она ведь чужеродная, какую хошь пакость может выкинуть. Живи тогда с ней. А хуже того, стыдно перед людьми.
Делать нечего, сказал он ей, что хотел.
— Так мол и так, тяжело дескать ему жить с душной, потому и спит в другом углу. Только Шкара взъелась на него и слыхом не слыхивала она такой дерзости. Изготовила она одно снадобье. Видать знала толк в отравах. Да и стала подмешивать в еду мужу — то.

Захворал Терехин вскоре — да и хворый придумал от тоски и вечного вредства своей жены, ходить в лесочек за грибами. И все, слышь, ходит, а грибов домой не носит. На самом деле — то, ходил он к Настеньке сиротинке в приют проведывать.
Выследила Шкара куда он ходит и еще больше возненавидела сиротку.
Как то по осени ушел Терехин да и с концом. Вот его нет, вот его нет… Куда девался? Сообщили конечно в сыск, давай искать.
Нашли его, у высокой сосны мертвый лежит, ровно улыбается, и пустое лукошко у него тут же в сторонке валяется. Которые люди первые набежали, сказывали, что около покойника змею видели, да такую большую, каких и вовсе в наших местах не бывало. Сидит будто над покойником, голову подняла, а слезы у ей так и каплют, а глаза ну вылитые шмаринские, а нос как видно турецкий, короткий такой с горбинкой. Как люди ближе подбежали — она за пригорок, только ее и видели.

А как покойника домой привезли да обмывать стали — глядят: у него одна рука накрепко зажата, и чуть видно из нее образок свисает, а на нем как будто портрет Настеньки.
Стали тот образок из мертвой мужненой руки доставать, а он и рассыпался в пыль.

А? Вот она, значит, какая Шкара Шмарина!
Худому с ней встретиться — горе, и доброму — радости мало

Только с той поры Шкару Шмарину стали величать Мертвяковой. И жизнь у ней все не складывается.
Женихи — то от душного гнилья и вони долго не задерживались.
Прознала татарва, что Шкара овдовела. Стали присылать сватов.
Первый Избек старый татарин, за вонь не взял ее. Другой тоже утек. Следом заступил лысой каторжанин. Этого сама Шкара — Мертвякова спрудила. Там еще двое ли, трое каких-то были.

Так этих сожителей и стали дразнить, что они трое от одной девки убежали. Им это не полюбилось, конечно, они и сплели, будто Шкара не одна была, а за ней мертвяк стоял.
— Да такой страшный, что заневолю убежишь. Им поверили.
— Нечисто у Шкары -Мертвяковой в доме. Недаром она одна-одинешенька живет

— Тут и вовсе рехнулась мертвякова невеста. По ночам стала ходить в уезд к приюту, недалече, где мужа мертвого нашли, все покойника кличет. Да как будто поет, голос дрожащий, а во рту вроде камни или песок.
Как бы еще заведение не подожгла, с малого-то ума.

Прошло время. С горлопанства много денег не наживешь. Как то проходил мимо этой несчастной директор приюта, с виду ученый в пенсне и заприметил ее.
— Пойдем голубка в дом, говорит, расскажешь мне про беду свою. Турка хитра была:
— Дай думаю прикинусь несчастной,- а сама все Настеньку выискивает. Все ее винит за печаль свою.

Стала Шкара в начале посуду мыть в приюте и прибираться, а затем надсмотрщиком ее сделали, хитрая мертвякова невеста прикинулась невинной такой. Директор сжалился над ней и решил поставить к этой Шмариной ребятишек на выучку.
— Пущай-де переймут все музыкальные тонкости.
Только Шкара Мертвякова, учила шибко худо. Все у нее не так. Насадит детишкам по всей голове шишек, уши чуть не оборвет да и говорит директору:
— Не гож этот… Голоса у него нет и неспособный он. Толку не выйдет.
Директор добрый был человек, видно, верил Шкаре.
— Не гож, так не гож… Другого дадим… — И нарядит другого парнишку.
Ребятишки прослышали про эту науку… Спозаранку ревут, как бы к Шмариной не попасть.
А Шкара все лютует, ох и лютует! Такого от родясь не бывало. Из собак собака. Зверь.
В музыкальном деле она, вовсе не мараковала, а только могла сирот бить. Злая турка у себя на родине в хоре пела.
Сколько-то сирот до смерти забила, да еще которых за небольшие провинности.
А в этом приюте — владельцам — такого изверга подавай. Сразу назначили наставницей.
Как только она заступила на пост, такая на нее злость накатила, как еще не бывало. Проходя всех детей лупит. Все ей показать-то охота, что никого не боится. И все поглядывает на Настеньку, не знает как извести ее.

Видит Шкара , что Настенька шитьем увлечена и давай думки мерковать. Как то позвала она Настеньку к себе, та подошла, а Шкара и подает ей планку маленькую, концы шелком вышиты. И такой-то, узор на той планке, что в комнате светлее стало.

Иди-ко, Настенька, погляди на мое рукоделье. Коли поглянется, и тебя выучу… Видать, цепкий глазок-то на это будет!
Настенька так глазами и второпилась, а Шкара посмеивается.
— Приглянулось знать, доченька, мое рукодельице? Хочешь — выучу?
— Хочу, — говорит.

Вот Шкара и занялась Настеньку учить. Скорехонько она все переняла, будто раньше которое знала. Да вот еще что. Настенька не то что к чужим, к своим неласковая была, а к этой женщине так и льнет, так и льнет.

До того, слышь, вверилась этой женщине, что ведь сказала ей про образок-то!
— Есть, — говорит, — у меня дорогой мне образок от отца остался. Вот где красота! Век бы на него глядела.
— Мне покажешь, доченька? — спрашивает хитрая Шкара. Настенька даже не подумала, что это неладно.
— Покажу, — говорит, — когда в приюте никого из воспитателей не будет.
Как вывернулся такой часок, Настенька и позвала Шкару в подвал. Достала образок, показывает, а мертвякова жена поглядела маленько да и говорит:
— Надень-ко на себя — виднее будет.
Ну, Настенька, — не того слова, — стала надевать, а та, знай, похваливает:
— Ладно, доченька, ладно! Капельку только поправить надо.
Глаза у ней сверкнули, нехорошее задумала.
Подошла поближе да и давай пальцем в образок тыкать, а руки уже к шее тянутся.

— Встань-ка, доченька, пряменько.
Настенька встала, а Шкара и давай ее потихоньку гладить по волосам, по спине. Всю огладила, а сама наставляет:
— Заставлю тебя повернуться, так ты, смотри, на меня не оглядывайся. Вперед гляди, примечай, что будет, а ничего не говори.
Как только Шкара намерилась задушить сиротку, глядь, а в подвале стоит кто — то. Тут и голос ей почудился.
— Упреждаю тебя Шакара Мертвякова!
Турка на голос повернулся и повалилась. Ноги от земли оторвать не может. Глядит, а они по колено в пол вдавились. Вырвалась Шкара все ж таки, глядит а Настеньки да и след простыл. Притихла надсмотрщица, а как наверх поднялись, опять осмелела.

— Что то неладное в этом подвале деится.

Прошло время. Опять Шкара подманула Настеньку. А та и радехонька образок показать наставнице своей. Как только спустились в подвал, Настенька стала показывать образок — то. Руки Шкары опять легли на шею сиротке и здесь вновь раздался чей то голос.
Тут не сдержалась Шкара.
Ревет, слезами уливается.
— Эх, ты, — говорит кто — то, — погань! И умереть не умеешь. Смотреть на тебя — с души воротит. Оказался то казак Терехин, образ его стоял тенью в углу подвала.
Повел рукой, и Шкара Шмарина Мертвякова по самую маковку мхом покрылась.
А затем под землю и ушла.
Тут и нашей истории конец. Настенька подросла вскоре замуж вышла. А образок, что на память был подарен берегла до конца дней своих. Вот и весь сказ.

Атаманские байки
Автор Игорь Сокуренко

ОБЩЕСТВЕННИК Лаврентий БУБКИН - ПОЭМА

В ДОМЕ ВОСЕМЬ ДРОБЬ один
Где напротив магазин
Невысокого росточка
Жил серьезный гражданин

С бородавкой на носу
В ширину и высоту
Круглый был и бестолковый
Зарабатывать готовый

Если спросите любого
Кто так сильно тут смердит
Все ответят Йозеф Бубкин
Йозеф Бубкин знаменит

Если кто то сквернословит
Или мусор разбросал
Йозеф тут же бараборит
Йозеф Бубкин всех эбал
Он торгует огурцами
Вместе с бабками в метро
Разносолами, цветами
Тут ребята как в кино

Здесь откаты платят справно
Тут за так подлец не стой
Договариваться надо
Это Йозьке не впервой

Он с нелегкою задачей
справиться всегда готов
Он общественник, а значит
Понимайте все без слов

Он всегда в любой беде
Зарабатывать то где?
Что же делать бедолаге
Если так стоит вопрос
В казаки скорее надо
Тут не шутки
Тут всерьез

Вот одену я папаху, сапоги, и синий фрак
Орденов, медалей разных
Прилеплю я на пиджак

Стану честным, справедливым
Буду стоя песни петь
Элегантным и красивым
И ручонку буду греть

Разносортовой монетой
Что пленит меня сполна
Засияет буйным светом
Моя жизнюшка тогда

Лихо сядет на коня
Бросит взгляд, зажжет огня
Ничего что он короткий
не достать до стремена
Я и эдак, я и так
Зарабатывать та как?

Нет в казачестве не просто
- "Хоть ты Йозеф - но балбес"-
Говорит слуге народа
Наш сотрудник МЧС

Я в пожарные пойду
И спасать людей готов
Я в огонь и в пустоту
-"Брошусь". - говорит- "без слов".

Буду прыгать на канате
И учить людей везде
Но скажите Бога ради
Зарабатывать то где?

Побледнел, пожал плечами
Наш сотрудник МЧС
Заработать на беде
Ни стоит вопрос не где
Шел бы ты дурак в артисты
В голосе поди силен
Запоешь, станцуешь быстро
Заработаешь мильон

Заискрились, засветились
Чуть прищурились глаза
Он не прочь побыть артистом
Покорить концертный зал
Предлагал сою фигуру
он продюсерам сполна
Те смотрели очень хмуро
Для артиста ты говна

Раз ты одинаков братец
И в длину и в ширину
Аппетитом озадачен
Делай братец шаурму

И пошел короткий Бубкин
с бородавкой на носу
В лесопарк к торговой точке
Лихо жарить колбасу

Запах манит и пленит
Разыгрался аппетит
У паршивого продукта
Очередь давно стоит

Ну а наш активный Бубкин
Вместо мяса клал лапша
Стал химичить на продуктах
Бестолковая душа

Он на лево и направо
Дураком везде прослыл
И свой бизнес, до копейки
С бестолковостью пропил

Растворились ложки, вилки
разносортный реквизит
-"Не удачник ты короткий",
Весь в убытках паразит

За аренду мне давай
Электричество мотай
И за воду и за свет
От того навару нет

Бубкин бредит как в огне
ЗАРАБАТЫВАТЬ ТО ГДЕ?

Я красавец и певун
И на выдумки не лгун
Жить то как вы мне скажите
Если я такой шалун?
- "Ты шалун такая дура
Жить нельзя за счет других
Ты активная натура
Что же ты дружок притих"

Меньше бегай в подворотне
Больше клеветать не смей
И с товарищами Йозеф
Будь пожалуйста честней

Автор Игорь Сокуренко

 

ЛЫСОЙ И БУБКИН ДРУЗЬЯ НА ВЕКА

 

ЕДЕМ В КИМРЫ
ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

"Наша публика так еще молода и простодушна, что не понимает басни, если в конце ее не находит нравоучения. Она не угадывает шутки, не чувствует иронии; она просто дурно воспитана. Она еще не знает, что в порядочном обществе и в порядочной книге явная брань не может иметь места; что современная образованность изобрела орудие более острое, почти невидимое и тем не менее смертельное, которое, под одеждою лести, наносит неотразимый и верный удар",- Михаил Лермонтов.

Поездку в Кимры организовал солист нашего ансамбля Лысой, он проживал там ранее, а затем переехав в Москву все же поддерживал связь с представителями городской администрации.
По понятным причинам Петр остался дома.

Но, прежде чем продолжить наш рассказ, нужно несколько познакомить читателя с этим замечательным лицом.

Лысой, так его прозвали члены нашего коллектива, был совершенно добродетельный человек во всем значении этого слова: даст ли ему кто из почетных людей взаймы -- он благодарит; щелкнет ли его кто слегка в нос, он и тогда благодарит.

Если у него спрашивали: "Отчего это у вас, Лысой, джемпер разъехался?" -- то он обыкновенно всегда отвечал: "А у вас и такого нет!

Он всегда ходил в сером джемпере, с прорехой под мышкой, откуда торчал клочок рубашки, в синих джинсах с блестящими пуговицами, с голым, как колено, черепом и потрепанным планшетником в руках, который он купил по дешевке у знакомого пьяницы.

Лысой не старался изменить не только данного ему богом образа, но и своего туалета, в котором ходил. Серый джемпер и синие джинсы с блестящими пуговицами нравились ему и потому, что в этой полуформенной одежде он видел слабое воспоминание той одежды, которую он носил некогда в Кимрах, провожая своих начальников в отпуск или отправляя их в гости.

Но вот что странно: Лысой имеющий жену и ребенка, любил ночевать в разных домах.
Нет, нет - вы не подумайте, дом у него был. Прежде, в Кимрах, но он его продал и на вырученные деньги купил автомобиль.

Затем Лысой и его продал, так как не имел возможности постоянно тратиться на бензин, и стал ночевать в разных домах, особенно тех друзей, которые находили удовольствие щелкать его по носу. Иногда Петр, поевши яблоко бросал в него огрызок, так, по - дружески, и вместе они громко хохотали.
Лысой любил готовить и хорошо поесть. Особенно хороши получались у него малосольные огурчики, пересыпанные укропом и чесноком. Запах распространялся на всю комнату и пробуждал у всех присутствующих здоровый аппетит. Повиноваться всегда было его стихиею, и потому он, взявши вязанную шапку и планшетник, немедленно отправился в путь.

Но, идучи, стал рассуждать, каким образом ему занять руководящий пост, чтобы самому стать большим начальником. (Чуть позже общественник Бубкин, все же надоумит написать донос на Игоря Николаевича, но это будет позже). А пока он только рассуждал о своем большом уме и перспективах. И какие же могли быть перспективы, думал он... Виски, Абрау Дюрсо, молодые женские тела и французская любовь. Подберет он какую - нибудь администраторшу или молоденькую бухгалтершу, подарит ей фельдиперсовые чулочки и...
Да ведь сколько за этот фильдеперс ей издевательств прийдется вынести! Ведь он ее не каким-нибудь обыкновенным способом, а подвергнет французской любви. Извращенцы эти французы, между нами говоря. Хоть и жрут богато, и все с красным вином.

Однако, несколько крутой нрав сего, впрочем, достойного человека делал его предприятие почти невозможным. Да и как, в самом деле, ему решиться на это, когда встать с постели уже ему стоило великого труда? Но положим, что он встанет, как ему прийти туда, и начать что - то делать? Чем более Лысой обдумывал свои решения, тем более находил препятствий. День был душен; солнце жгло; пот лился с него градом. Лысой только что выступил вместе с ансамблем на большой сцене и опять погрузился в свои мечты о молоденькой бухгалтерше, что работала с ним в одной организации. Мечтал он о том, что станет однажды начальником (безусловно при помощи общественника Бубкина), подарит ей фельдиперсовые чулочки и займутся они долгожданной французской любовью.

Получает она мало, по девятому разряду всего пятнадцать тысяч, размышлял он, Да… мало.
Ей то и на питание не хватает.

Прибежит молоденькая бухгалтерша, ведь за пятнадцать тысяч в ресторан не пойдешь.. Ест она в городской столовой, дрожит, морщится, а лопает. Подумать только: сто пятьдесят рублей из двух блюд, а они оба эти блюда, и пятидесяти не стоят.

А ей разве такой стол нужен? У нее и бронхи расстроены, и женская болезнь, на службе с нее вычли, тухлятинкой в столовой накормили, эх - хе- хе!!

- Потому, фельдиперсовые чулочки будут в самый раз,- думал он, и сразит он ее этакой роскошью и не сможет она в такой шалости.

Так, Лысой обдумывал свою будущую жизнь. Но, до начальствующей должности еще было далеко, а французской любовью с бухгалтершей хотелось заниматься уже сейчас. Выступление прошло успешно, наш ансамбль в числе первых отстрелялся на фестивале "Казачья станица Москва", что проходил в Лужниках. Лысой как обычно напросился к очередному другу в гости, учтительно предупредив жену. Та не возражала. Ну и наконец, решился.

Он незамедлительно взял телефон и отправил молоденькой бухгалтерше любовное СМС. Но видимо по ошибке сообщение пришло Мокше.

- Французской любовью?- Мокша от волнения заговорила на индюшином языке. Ее руки задрожали, то и дело подбрасывая телефон, как горящий уголь.

Лицо ее изменилось, Мокша вдруг побледнела, окаменела, совсем скоро лицо ее искривилось во все стороны широчайшей улыбкой; казалось, что от лица и глаз ее посыпались искры. Сама она съежилась, сгорбилась, сузилась... Ее сумка, узелки с которыми она ни когда не расставалась, тоже съежились и поморщились... Ее отвисший подбородок стал еще длиннее.

Атаман, молча наблюдавший за этими изменениями на ее лице, пытаясь распознать клокочущие звуки вырывающиеся из ее груди с силой ударил кулаком по спине, думая что она подавилась. Мокша подпрыгнула и дрожащей рукой протянула телефон....

Тем временем ужас охватил Мокшу - шутиху. Женщина она была далеко не молодая, к тому же консервативного устоя. Уж много лет ей никто не делал никаких любовных предложений, о французской любви она и представления не имела, потому сильно разволновалась, да так, что потеряла дар речи.

Однако Лысой, несмотря на то, что его иногда щелкали по носу, был довольно хитрый человек на многие дела, -- он очень знал, когда нужно прикинуться дураком, и иногда умел найтиться в таких обстоятельствах и случаях, где редко умный бывает в состоянии извернуться. Потому, сумел и в этот раз выкрутиться, как всегда прикинувшись пьяницей.

Так вот именно этот Лысой и предложил нашему ансамблю поехать в город Кимры на гастроли.
Участники ансамбля ночевали в гостинице, в то время как сам Лысой прикинувшись непонятливым дурачком - пьяницей отметил свой продюсерский дебют очередной попойкой, стащив со стола гонорар за выступление в сумме тридцать тысяч рублей. Выпить он любил. Но об этом немного позже.

Прекрасный человек этот Лысой !
Его знает и местный депутат не выговаривающий половину букв Пеньжинько и протопоп отец Мунарий, что живет недалече, завидя его он всегда говорит, что никого не знает, кто бы так исполнял долг христианский и умел жить, как певец Лысой.

Впрочем его окружение было подстать этому лентяю.
Дружит Лысой с общественником Бубкиным.
Йозеф Валеръянович Бубкин, ближайший друг Лысого, любит ездить с казаками на гастроли и плести интриги будоража окружение.

Йозеф Валерьянович был короткий, толстый и лысый. Он не обладал никакими талантами, кроме как воровать, преимущественно у своих друзей и тихонько делать мелкие пакости.
Вся его кипучая натура, была способна только на подлости. Он был не только гениальным общественником, но и гениальным лентяем. Потому и прибился к ансамблю, руководитель которого не был подвержен интригам и на льстивые улыбки подлого общественника Бубкина, который рассыпался в комплиментах при виде атамана, смотрел сквозь пальцы.

А какой богомольный человек Йозеф Валерьянович. ..Каждый воскресный день надевает он жидовскую одежду и идет в церковь. Взошедши в нее, Йозеф Валерьянович, раскланявшись на все стороны, обыкновенно помещается на крылосе и очень хорошо подтягивает тенором. Когда же окончится служба, общественник Бубкин никак не утерпит, чтоб не обойти всех нищих и сделать с ними фотографию - селфи. Он бы, может быть, и не хотел заняться таким скучным делом, если бы не побуждала его к тому природная доброта.

Йозеф Валерьянович очень любит, если ему кто-нибудь сделает подарок. Это ему очень нравится.
Потому очень хороший человек и верный приятель Лысой стал ему настоящим другом. Они такие между собою приятели, каких свет не производил. Лысой, который до сих пор еще ходит в сером джемпере всегда говорит, что Лысого и Йозефа Валерьяновича Бубкина сам черт связал веревочкой. Куда один, туда и другой плетется.

Йозеф Валерьянович был пять раз женат. От каждой жены он имел по ребенку, от некоторых дети до сих пор находятся в приюте. Несколько раз он пытался забрать их оттуда, но его кипучая натура не могла позволить ему это сделать, тотчас же находились определенные дела в районе, которые никак не могли обойтись без него.

Хотя поговаривали, что он женился в шестой раз, но это совершенная ложь. Я очень хорошо знаю Йозефа Валерьяновича, он и сейчас готовит еду по утрам какой - то барышне и делает селфи с ее детьми и внуками, воображая себя приличным семьянином.

Я знаю хорошо общественника Бубкина и могу сказать, что он даже не имел намерения жениться. Откуда выходят все эти сплетни? Так, как пронесли было, что Иозеф Валерьянович родился с хвостом назади. Но эта выдумка так нелепа и вместе гнусна и неприлична, что я даже не почитаю нужным опровергать пред просвещенными читателями, которым, без всякого сомнения известно, что у одних только ведьм, и то у весьма немногих, есть назади хвост, которые, впрочем, принадлежат более к женскому полу, нежели к мужескому.

Несмотря на большую приязнь, эти редкие друзья не совсем были сходны между собою. Лучше всего можно узнать характеры их из сравнения: Лысой имеет необыкновенный дар говорить чрезвычайно приятно. Господи, как он говорит! Это ощущение можно сравнить только с тем, когда у вас ищут в голове или потихоньку проводят пальцем по вашей пятке. Слушаешь, слушаешь -- и голову повесишь. Приятно! Чрезвычайно приятно! Как сон после купанья.

Иозеф Валерьянович, напротив; больше молчит, на всех совещаниях, на которых ему приходится находиться он уткнет свой взгляд в телефон и пересылает всем друзьям свои и чужие фотографии, беспрерывно ерзая из - за геморроя на стуле. Зато если влепит словцо, то держись только: отбреет лучше всякой бритвы. Лысой пузат и высокого роста; Йозеф Валерьянович намного ниже, но зато распространяется в толщину. Голова у Лысого похожа на редьку хвостом вниз; голова У Йозефа Валерьяновича на редьку хвостом вверх. Лысой только после обеда лежит в одной рубашке на диване; к вечеру же надевает свой серый джемпер с прорехой под мышкой из которой торчит рубаха и идет куда-нибудь - или к магазину, или в поле ловить мух. (Такое смешное и необычное занятие он сам себе придумал).

Йозеф Валерьянович лежит весь день на диване, и никуда не хочет идти. Если вздумается утром, то пройдет по двору, осмотрит свою дворовую территорию, и опять на покой.

КАК ЛЫСОЙ ПРОПИЛ ГОНОРАР АНСАМБЛЯ

Таким образом и было.

В эту ночь атаману не спалось. Он сидел в двухместном номере, куда поселился весь ансамбль, вместе с водителем, Туркой и Мокшей, в зеленом полумраке вместе с верным, привязанным к нему хореографом Киримом.
Все уже спали. Игорь Николаевич был в своем лазоревом халате и лакированных туфлях, а хореограф Кирим в рубашке и синих подтяжках. Между казаками на круглом столе рядом с пухлым альбомом стояла бутылка коньяку, блюдечко с лимоном и шпроты. Они тихо, чтобы не разбудить остальных, обсуждали последние события: этим вечером Лысой утащил со стола гонорар ансамбля суммой в тридцать тысяч рублей, и пропал из номера, вернулся поздно ночью, с шашкой наперевес и совершенно пьяный. Этого мало. С ним явились две неизвестных личности, шумевших в коридоре и изъявивших желание ночевать. Удалились эти личности лишь после того, как Мокша, присутствовавшая при этом, позвонила по телефону в 45 отделение милиции. Личности мгновенно отбыли, лишь только Мокша повесила трубку. Неизвестно куда после ухода личностей задевалась фуражка водителя, шашка, видеокамера и бобровая шапка Йозефа Валерьяновича Бубкина, который всегда ходил в ней даже летом.

— Кто они такие!? — наступал Игорь Николаевич сжимая кулаки на Лысого.
Тот, шатаясь и прилипая к концертным костюмам, бормотал насчет того, что личности ему неизвестны, что они не сукины сыны какие-нибудь, а — хорошие люди.
— Изумительнее всего, что ведь они же оба пьяные… Как же они ухитрились? — Поражался атаман, глядя на место, где некогда помещалась его видеокамера.
— Мошенники, — пояснила Мокша, удаляясь спать произнесла:
- И этот такой же, гнать его из ансамбля надо!

От гонорара в тридцать тысяч Лысой категорически отперся, при этом выговаривая что-то неявственное.
— Ага, быть может они сами исчезли из стола.- осведомился Игорь Николаевич тихим, но страшным по оттенку голосом.
Лысой качнулся, открыл совершенно посоловевшие глаза стукнувшись головой об стену издал звук — не то "и", не то "е" — вроде "эээ"! Лицо его побледнело и судорожно задвигалась челюсть.
— Ведро ему, негодяю, из ванной дать!
И все забегали, ухаживая за заболевшим Лысым. Когда его отводили спать, он, пошатываясь в руках Мокши, очень нежно и мелодически ругался скверными словами, выговаривая их с трудом.
Вся эта история произошла около часу, а теперь было часа 3 пополуночи, но двое в углу гостиничного номера, в котором спал ансамбль, бодрствовали, взвинченные коньяком с лимоном.

Хореограф Кирим, бледный, с очень решительными глазами, поднял рюмку.
—Игорь Николаевич, — прочувственно воскликнул он, — я никогда не забуду, как вы в трудное для меня время взяли меня на работу, в ансамбль. Поверьте, Игорь Николаевич, вы для меня гораздо больше, чем атаман, учитель… Мое безмерное уважение к вам…
- Игорь Николаевич, вы — такой человек, и из-за какого-то извините за выражение, сукиного сына! Нужно гнать его немедленно из ансамбля.
- Меня просили за него очень близкие мне люди,- тихо произнес атаман.
- Просили, чтобы я устроил его и дал возможность работать в Москве. Послушай меня, никогда не лишай человека работы, не бери такой грех на душу
- Но, ведь если его еще обработает этот общественник Бубкин, что тогда будет?,- с жаром продолжал хореограф Кирим.
- Надо гнать его, вот и Мокша -шутиха говорит об этом.
— Тем более, не пойду на то, чтобы его уволить, — задумчиво возразил Игорь Николаевич, горделиво поднял плечи и сделался похож на французского древнего короля.

—Игорь Николаевич, эх… — Горестно воскликнул хореограф Кирим, — значит, что же? Теперь вы будете ждать, пока удастся из этого хулигана сделать человека?
Игорь Николаевич жестом руки остановил его, налил себе коньяку, хлебнул, откусил лимон и заговорил:

— Послушай дружище,-продолжал атаман,- как по-твоему, я понимаю что-либо в людях. Каково твое мнение?
- Игорь Николаевич , что вы спрашиваете! — С большим чувством ответил хореограф Кирим и развел руками.

— Ну, хорошо. Без ложной скромности. Я тоже полагаю, что в этом я не самый последний человек.
Финита, - это провинция и простота, это - Кимры! — Вдруг торжественно воскликнул Игорь Николаевич, и шкаф ответил ему звоном,

- Кто теперь перед нами? - атаман указал пальцем в сторону, где почивал Лысой:
— Исключительный прохвост.
— Но кто он — истинный прохвост Лысой со стажем, — крикнул Сокуренко, - (Кирим открыл рот) — вот что: Вот она провинция, вот они Кимры: воровство, пьянство и алкоголизм, никакой благодарности, предательство, доносы, шапка, видеокамера и гонорар пропали.
Тут Игорь Николаевич вспомнил кражу и побагровел

Внезапно в соседней комнате раздался шум.

В освещенном коридоре предстала в одной ночной сорочке Мокша с боевым и пылающим лицом. И атамана ослепило обилие мощного и, как от страху показалось обоим, совершенно голого тела. В могучих руках Мокша волокла что-то, и это "что-то", упираясь, садилось на зад и толстые его ноги, крытые черным пухом, заплетались по паркету. "Что-то", конечно, оказалось Лысым, совершенно потерянным, все еще пьяным, разлохмаченным остатками волос, что как веник росли с боку головы, в одной рубашке и с ворованной шашкой наперевес.
Мокша, грандиозная и нагая, тряхнула Лысого, как мешок с картофелем, и произнесла такие слова:
— Полюбуйтесь, господин атаман, на нашего Лысого. Я замужем была, а Турка — невинная девушка. Хорошо, что я проснулась.
Окончив эту речь, Мокша впала в состояние стыда, вскрикнула, закрыла грудь руками и унеслась.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ. САУНА

Что такое банкет? Только артистам понятно это таинственное слово. Устроители концерта как правило накрывают столы для почетных гостей. Туда иногда приглашаются и артисты, не все конечно же. И когда ты заходишь в палатку, обычно ее ставят неподалеку от сцены, еще не закончился концерт и звучит громкая музыка, а глава администрации уже поднимает первую рюмку и произносит тост за всех присутствующих дам.

Голодные артисты из ансамбля "Казачий Дюк" только что сошедшие со сцены подошли к атаману. Дорога была долгая и артисты сразу вышли петь на сцену с концертными номерами около часу. Проголодались. Потому вопрос о еде был уместен.
Между тем, запах борща понесся через всю концертную площадку и пощекотал приятно ноздри проголодавшимся гостям. Все повалили в палатку. Вереница дам, говорливых и молчаливых, тощих и толстых, потянулась вперед, и длинный стол зарябел всеми цветами. Не стану описывать кушаньев, какие были за столом! Ничего не упомяну ни о бараньих ребрышках в сметане, ни об жареных баклажанах с орехами, которые подавали к борщу, ни об индейке со сливами и изюмом, ни о том блюде, которое очень походило видом на сапоги, намоченные в квасе,
Не стану говорить об этих кушаньях потому, что мне гораздо более нравится есть их, нежели распространяться об них в разговоре.
- Среди нас есть олигарх, - поднявшись из - за стола с рюмкой в руке произнес раскрасневшийся от спиртного атаман.
- Там, ежели кому необходимо брусчатку на дорогах подправить или еще чего - то это к нему,
- Слово предоставляется Йозефу Валерьяновичу Бубкину.
Бубкин, только что запихнувший в рот сырный бутерброд, чуть не подавился от неожиданности. Он привстал начал мямлить нечто напоминающее тост бросая недоброжелательные взгляды в сторону атамана, в то время как сам атаман не дождавшись окончания тоста громко захохотал и выпил рюмку. Мокша сидевшая рядом старалась усмирить его пыл слегка подергивая за черкеску.
На этом дорогой читатель мы прервемся. Увлекательное приключение, что произошло в сауне ждет вас впереди. Чуть позже я расскажу вам и об этом.

 

Общественник ЙОЗЕФ ВАЛЕРЬЯНОВИЧ БУБКИН

Йозеф Валерьянович Бубкин  был не только гениальным общественником, но и гениальным лентяем. Среди всех активных граждан  которыми изобиловал наш район, он был самым непроворным и наиболее часто попадавшим впросак. Причиной к этому служила его чрезмерно кипучая натура. Это был кипучий лентяй. Он постоянно ленился. На рабочем месте, а работал он общественником, да да именно это занятие бездельник Бубкин  считал настоящей работой. Как никак, деятельность, которую он проводил   придавала ему значимости. Глава администрации и важные чиновники всегда здоровались с ним, так, на всякий случай,  и он часами просиживал у здания администрации пытаясь застать пробегающего мимо начальника, протянуть ему руку и  обмолвится словечком. Это обстоятельство придавало его персоне массу впечатлений. Такая дружба рождала важные для района идеи, которые он тут же пытался воплощать в жизнь, потому на рабочем месте    застать его было невозможно.

Ему было не до работы. Он не мог видеть спокойно

въезжающего в свой или чужой двор поливальный трактор или пожарный автомобиль.  Бубкин сейчас же

выходил во двор и, сложив руки на спине, презрительно наблюдал за действиями водителя. Наконец сердце его не выдерживало.

- Кто же так заезжает? - кричал он, ужасаясь. - Заворачивай!

Испуганный азиат заворачивал.

- Куда ж ты заворачиваешь, морда?! - страдал Йозеф Валерьянович, налетая на трактор. - Надавать  бы тебе по морде, тогда бы заворачивал!

Покомандовавши так с полчаса, Бубкин собирался было уже возвратиться к своим делам, где ждал его народ, но тут спокойная жизнь  района  обычно вновь нарушалась каким-нибудь недоразумением.

То у метро  торговали бабки и Йозеф Валерьянович указывал, как лучше всего и чем  торговать, при этом ни когда не брезговал угощениями, то бежал на общее собрание жильцов, при этом Йозеф Валерьянович  стоял посреди двора и созывал жильцов, обзванивая их по телефону; но на самом собрании ему не удавалось поприсутствовать, потому что  у метро полиция организовала рейд по незаконной торговле   и  взволнованный этими событиями   и испепеляемый огнем беспокойства, бежал на это место где стояли  все те же бабки, которым утром он давал дельные советы и брал у них угощения.  Но больше всего его волновали казаки, за которыми, как он считал  нужно было присматривать.

 

Однако временами Йозефа Валерьяновича Бубкина  настигала стихия реального действия. На несколько дней он скрывался на работе  и молча работал.

Дети свободно бегали по двору и кричали что хотели, поливальные машины заворачивали и описывали во дворе какие угодно кривые, бабки у метро продолжали торговать, а полиция проводила свои рейды,  - Йозеф Валерьянович пил. Однажды, после одного такого

запоя, он вывел во двор, как барана за рога, мотоцикл, составленный из кусочков автомобилей, огнетушителей, велосипедов и пишущих машинок. Мотор в 1 1/2 силы был вандереровский, колеса давидсоновские*, а другие существенные части уже давно потеряли фирму. С седла свисал на шпагатике

картонный плакат "Проба". Собралась толпа. Не глядя ни на кого, Йозеф Валерьянович закрутил рукой педаль. Искры не было минут десять. Затем раздалось железное чавканье, прибор задрожал и окутался грязным дымом. Йозеф Валерьянович кинулся в седло, и мотоцикл, забрав безумную скорость, вынес его через туннель на середину проезжей части  и сразу остановился, словно срезанный пулей. Йозеф Валерьянович  собрался было уже слезть и обревизовать свою загадочную машинку, но она дала вдруг задний ход и, пронеся своего создателя через тот же туннель, остановилась на месте отправления

- посреди двора, ворчливо ахнула и взорвалась. Йозеф Валерьянович уцелел чудом и из обломков мотоцикла в следующий запойный период устроил стационарный двигатель, который был очень похож на настоящий двигатель, но не работал и отдал всю эту конструкцию казакам.

Венцом академической деятельности общественника -интеллигента была эпопея с добровольным пожарным обществом, которое  доверило  Йозефу Валерьяновичу пожарный автомобиль, который он обязался починить и выполнить услугу по обеспечению пожарной безопасности во время празднования дня города. С другой стороны, пожарное общество  обязывалось уплатить Й. В. Бубкину, по приеме работы специальной комиссией, гонорар в сумме пятнадцать тысяч рублей. Гербовые марки были отнесены за счет исполнителя работы.

Йозеф Валерьянович взялся  за дело, как Самсон. Два дня ушло на поиск пожарных костюмов и обзвон казаков, которые, как он считал   должны были  ему подчиняться. Оранжевые костюмы с наклейками лежали в детской колясочке, лопаты  и ремни были и сложены под верстак. Еще несколько дней ушло на осмотр и разборку пожарного автомобиля. А потом в городе произошла большая неприятность - на Мячковской улице лопнула магистральная водопроводная труба и общественник Бубкин  остаток недели провел на месте аварии, иронически покачиваясь, крича на рабочих и поминутно заглядывая в провал.

Когда организаторский пыл Йозефа Валерьяновича несколько утих, он снова подступил к пожарной машине стоящей во дворе, но было поздно: дворовые дети уже играли запчастям от автомобиля, а пожарные костюмы и лопаты исчезли бесследно. Увидав разгневанного общественника, дети в испуге побросали запчасти и убежали. Половины запчастей не хватало, и найти их не удалось. После этого Йозеф Валерьянович совершенно охладел к  машине   пожарного общества  № 5.

С этого момента с жителями стали происходить неприятные вещи. Пожарная  машина больше не поливала тротуары и  от этого страдали жильцы близлежащих домов, сидел без работы водитель, которого Йозеф Валерьянович учил как заезжать во двор. Он искоса поглядывал на разобранный автомобиль брал папироску и вздыхая подолгу искал в кармане спички.  Но больше всех пострадал начальник пожарного общества   №5 Подмышкин. Он потерял еженедельный заработок - машины не было, нечем  было поливать тротуары, ведь  пожарный автомобиль участвовал в поливе пешеходных дорожек, и за это Подмышкин имел денежное вознаграждение .

А так как поливать  было нечем, то  предприимчивый пожарный терпел убытки.

Сперва он приходил справляться, скоро ли будет  собран пожарный автомобиль, потом молил Христом-Богом, а под конец стал произносить неопределенные угрозы.

Администрация пожарной части  посылало Йозефу Валерьяновичу  письменные напоминания. Дело пахло судом. Положение напрягалось все больше и больше.

Однажды утром Йозеф Валерьянович, у которого слегка побаливал геморрой, по обыкновению прогуливался по своим владениям и уже было начал диалог с дворником, как в эту минуту он  заметил нечто неприятное.

Прервав речь, он схватил свой бидон и быстро спрятался за мусорный ящик. Во двор медленно вошел начальник пожарного общества   №5, остановился подле подъезда, где жил Бубкин  и стал озирать дворовые постройки. Не заметив нигде Йозефа Валерьяновича , он загрустил.

- Йозьки  - общественника  опять нету? - спросил он у дворника.

- Ах, ничего я не знаю, - сказал дворник, - и  в необыкновенном волнении, вываливая воду из ведра, торопливо ушел к себе.

Подмышкин погладил цементный бок колодца и подошел к разобранной пожарной  машине. Через

два шага он увидел баннер с лысой толстой рожей и заплывшими глазами общественника Бубкина, который красовался на заборе.  Начальник  ударил ногой в спустившее колесо пожарного автомобиля  и с ненавистью сказал:

- У, гангрена!

Подмышкин стоял у машины еще минуты три, наливаясь самыми ядовитыми чувствами, потом с грохотом отодрал баннер, понес его на средину двора к колодцу и, став на него обеими ногами, начал скандалить.

- Ворюги у вас в доме №7 живут! - вопил начальник пожарного общества. - Сволота всякая!

Гадюка семибатюшная! Среднее образование имеет!.. Я не посмотрю на среднее образование!.. Гангрена проклятая!!!

В это время семибатюшная гадюка со средним образованием сидела за мусорным ящиком на бидоне и тосковала.

С треском распахивались рамы, и из окон выглядывали веселые жильцы. С улицы во двор, не спеша, входили любопытные. При виде аудитории Подмышкин разжегся еще больше.

 

- Общественник Бубкин! - вскрикивал начальник. - Аристократ собачий!

Парламентарные выражения пожарный  богато перемежал нецензурными словами, которым отдавал предпочтение. Слабое женское сословие, густо облепившее подоконники, очень негодовало на пожарного, но от окон не отходило.

- Харю разворочу! - неистовствовал начальник. - Образованный!

Когда скандал был в зените, явился милиционер и молча стал тащить Подмышкина в район. Ему  помогали молодцы из жилконторы. Пожарный покорно обнял милиционера за шею и заплакал навзрыд.

Опасность миновала.

Тогда из-за мусорного ящика выскочил истомившийся Йозеф Валерьянович.

Аудитория зашумела.

- Хам! - закричал Виктор Михайлович вслед шествию. - Хам! Я тебе покажу! Мерзавец!

Горько рыдавший пожарный ничего этого не услышал. Его несли на руках в отделение, туда же, в качестве вещественного доказательства, потащили баннер с толстой рожей и большой бородавкой на носу лентяя - общественника Бубкина.

 

НЕВЕРОЯТНЫЙ СЛУЧАЙ В РЯЗАНИ

Увлекательные истории из гастрольной жизни ансамбля "КАЗАЧИЙ ДЮК".
Автор Игорь Сокуренко.

Действующие лица:

Атаман -мужчина с усами
Подмышкин - начальник пожарного общества. Толстый и мужественный человек.
Общественник Бубкин - лысый, и короткий бездельник.
Турка - пятидесятилетняя толстозадая женщина, с ногами сформированными по образу двух подушек - участница казачьего ансамбля.
Мокша шутиха - продуманная мордвинка.

Как то довелось нам побывать с гастрольными путешествиями в старинном городе под названием Рязань. Было это в конце мая и погода была под стать.
Как и водится после концерта состоялся пикник, ну как же без него.
Приглашающая сторона организовала гостиницу на окраине города, среди старинных мест, да и поговаривали, что в озере, находившемся там, неподалеку церква утопла. Так в нем вода чистая пречистая и до того благодать небесна, что видать дно поросшее травою, а сквозь травы карпы плещутся. Красота необыкновенна.
Тут и начальник пожарного общества Подмышкин засобирался ехать с нами и общественник Бубкин, ну как же без него. По дороге прикупили барана, тут же освежевали его и по приезду принялись жарить шашлык. Но баран оказался очень жесткий и к шашлыку непригодный, вот и вышло, что мяса много, а есть нечего.
Турка было накинулась на голяшку и причмоктывая попыталась грызть слегка посоленную баранину, но не тут то было. Баранина никак не давалось, и тут Турка сломала очередной зуб, который тут же издал глухой хруст и отвалился. Пришлось всей компании довольствоваться ливером. Несмотря, на все неприятности, Турка все же налупилась потрохов. Затем, как бы встрепенувшись и видимо вспомнив про сломанный зуб удалилась в фанерный дом гостиничного комплекса и тут же, вся расстроенная уснула засверестев тонким и протяжным звуком издаваемым ее коротким турецким носом.

У общественника Бубкина, который в очередной раз навязался с казачьим ансамблем в поездку, то же все пошло немного не так, как он задумывал. А хотел он удивить всех своим веселым нравом. Он хотел весь этот вечер шутить и веселить присутствующих дам, хотел петь вместе с казаками разносольные казачьи песни и тенорком поддерживать различные баритоны своих избранников с коими он считал своим долгом ему нужно отправиться в эту поездку. Он хотел быть щедрым весельчаком, но немного не рассчитал свои силы и в очередной раз напился.
Вот именно на этом я хотел бы остановиться поподробнее.

После веселого пребывания у костра и многочисленных попыток поедания резинового барана вся мужская часть нашей компании отправилась в баню. Это чудесное заведение располагалось на опушке леса у самого старинного озера. Повсюду пахло свежескошенной травой. Гул комаров разряжал воздух и любой прохожий подвергался их безжалостному нападению.
Каждый участник выйдя из парилки мог нырнуть в холодную воду старинного озера. Как только ты выныривал, комары сразу огромной стаей неслись к тебе издавая едкие и омерзительные звуки. Потому, выйдя из парилки я не мешкал, а сразу погрузился в холодную воду. Задержав дыхание, некоторое время я находился под водой, испытывая редкие и приятные ощущения.
Но тут, в очередной раз вынырнув из воды, я услышал страшный визг Подмышкина, находящегося внутри бани. Не крики, или вопли, или вой, или рев, какого можно было бы ожидать от голосовых связок мужчины, — нет, прямо-таки неприличный, ужасающий, унизительный визг, каким визжат женщины, увидев привидение или гусеницу. Ужасно слышать, как визжит без умолку толстый и сильный, мужчина.
Я выскочил из озера посмотреть, что такое там делается. Перед моими глазами предстала картина.
Подмышкин сидел на полу, вцепившись одной рукой в волосы. В другой руке он держал свой ботинок, который мы обыкновенно одеваем на ногу, и самым деловитым и недвусмысленным образом пытался вытряхнуть что то находящееся в нем. Рядом сидел сильно опьяневший общественник Бубкин, с которым в очередной раз случилось расстройство желудка и он, пытаясь скрыть следы своего преступления использовал ботинок Подмышкина, вместо горшка.
Со всей мощью Подмышкин запустил свой увесистый ботинок.

Я увернулся и услышал глухой, тяжелый стук и что-то похожее на вздох лошади, когда с нее снимают седло. Черный ботинок огромной величины стукнул Бубкина по лысой голове как раз позади левого уха. Он сразу весь обмяк и упал головою прямо на кастрюлю с кипятком стоящую на печи. С большим трудом я вытащил его из парилки на крылечко бани. Комары тут же облепили лежащего на полу, абсолютно голого Валерьяныча. Большого труда мне и моим товарищам стоило транспортировать в гостиничный номер толстого и пузатого Бубкина, который все это время пытался лягаться ногами. Комары безжалостно жалили его голое тело. Мордвинка Мокша при виде этой картины тут же извлекла из своей потрепанной сумочки репеллент и обработала тело Бубкина этой зловонной жидкостью, особенно то место, которое привлекало ее больше всего. Валерьяныч спал мертвецким сном периодически вскакивая и пытаясь лягнуть несущих его товарищей.

 

ЧЕТЫРЕ БУТЫЛКИ ВИНА, МАМАЛЫГА И КАЗАЧЬЯ ПЕСНЯ

КАЗАКИ В АБХАЗИИ 2

ГЛАВА ПЕРВАЯ
Так уж водится, что и несмышленый добродий не поймёт, что оно такое казачья песня, а доколе стынет каша, то мы продолжим рассказ о том как славный ансамбля КАЗАЧИЙ ДЮК побывал в Абхазии,- сидя на кухне молвил атаман одергивая спадавшие штаны и заправляя в них рубаху.

Ну, как и должно было случиться, казаки браво выступили на фестивале, - а как же иначе. Никогда такого не бывало, что бы оскоромились они или же плохо спели. Голоса дивные, да и песни не подстать сегодняшним. Как затянут, так сердце затепается, а слезы сами градом так и катятся по щекам, до того любо сердцу каждого. Тут и жид ножонкой своей худенькой подстригнет, да и каблучком другой раз поцокает, так ему понравится казачий пляс. А может, да и затянет песню "Ой то не вечереет, то не вечер".
- но что то я отвлёкся,- отхлебнув из большого кухоля хмельной настойки атаман почесал затылок и продолжил.
- Любо!!! кричали казакам зрители, весь зал встал когда зазвенела в ушах песня "Розпрягайте хлопцы коней", ну и Пётр, и наши гарные солистки - куплетистки, что б им пусто было, постарались на славу, - прокашлявшись крякнул атаман и поморщившись продолжил
- Ничего не могу сказать постарались все на славу. После концерта вышли на улицу, тёплый вечер обещал быть славным. Пообщались со зрителями, некоторые из них просили автографы...
Довольные и слегка уставшие казаки поехали на банкет. Организаторы постарались и накрыли нам столик в уютном ресторане, где посреди залы стоял огромный котел, а в нем томилась мамалыга.
Мамалыга - это кукурузная каша, которая на медленном огне готовится очень долго. Важные горцы помешивают дивное блюдо придавая этому действию особое значение. А когда каша готова, то её раскладывают по тарелкам и втыкают большие куски копченого сыра, который плавится в горячей каше оставляя желтые аппетитные разводы. Сыр переставляют в другое место, а от сюда зачерпывают ложкой, дуют и едят. Вот эту то мамалыгу мы и попросили, что бы нам её принесли. Выпили по первой, заговорили разговоры.
- Я не люблю вино,- продолжал атаман, какое то оно не такое.
- то бабам в сласть, они как сделают невинную физию да и це-е-едят его весь вечер,- тут батько сплюнул и поморщился.
- Я люблю, что покрепче. Нальёшь горилки, или же на худой конец коньячку, выпьешь, благодать...,- лицо его наполнилось сияющей улыбкой, он тяжело проглотил слюну и глянул на дно своей кружки, которая по видимому уже была пуста.
Потому вино не пошло, мучил я его мучил стакан за другим и попросил что покрепче. Принесли чачу .
Это дивная виноградная водка сразу придала настроения. Рюмка за рюмкой, донышко улыбается краешки играют. И до чего же хороша, слегка обжигает, затем расплывается по всему телу придавая приятное расслабление. Не это ли лекарство от всех болезней. И брешут супостаты, что оно вредно и неприлично воспитывает нашу молодёжь. Не там собака зарыта, и это не то, о чем нужно балакать. В меру водка - это великое дело.
- Выпил я рюмку, другую, совсем другое дело. Глянул - то и бабы наши покраше стали, мать их... и мамалыга как закуска ничего. Сыр быстро кончился, а каша ещё долго тарендела на столе. Разогревать не стали.
- Пил я, пил и Петр, наконец то добрался он до своего спиртного. Мы хоть и не в аэропорту, но все ж оказались в чужедальней сторонушке. Как тут не выпить. А как выпил, то и понесло его, не приведи Господь. Запел.. А как запел, то весь ресторан сбежался послушать нашего соловь, уж больно хорош у его был голос.
Толстозадая "Турка", так казаки прозвали одну из наших певиц, хотела его де, де да поддержать своим дребезжащим старческим голосочком, да где там. Пел он попсу, да с матерком, Иде только ирод научился таким гадостям.
Поёт и поет гардемарин ентакий, а народ ему хлопает, да бутылки на стол пересылает. Погуляли, выпили, ещё с собой четыре бутылки вина как презент унесли. До того добрый абхазский народ полюбил наших казаков.
Идём - балакаем. И спать неохота, а ночь дивная и хмель в глаза. Вообщем допили мы и эти четыре бутылки, а что делать. Пошли в гостиницу. И тут Петра понесло. Какие только не читал он стихи. И так и так на турку поглядывает, да обихаживает её. С веселой компанией улеглися на кровати и давай песни орать. И лишь только запели, как тут же постучали в дверь и требовательно попросили заткнуться. Худая блондинка несколько раз ломилась в наш номер требуя прекращения банкета. Ну и конечно же мы люди серьезные, а не то что бы там какой нибудь задрипанный коллектив, к тому же чего греха таить, спиртное то кончилось. Решили идти спать.
Но не тут то было, надо знать Петра, то ли ему вожжа под хвост попала, то ли случай в аэропорту не давал покоя, но он тут же испарился и покинул нашу шумную компанию. Я как уже это не трудно было догадаться отправился спать.
А наши дамы в последствии рассказывали, что как только они принялись похрапывать, то раздался в коридоре дикий шум и Пётр споткнувшись вывалился прямо в спальню, держа в руках двухлитровую бутылку борматухи, которая появилась перед падающим певцом.
Получив триндюлей от толстухи, вредная казачка не любила, когда её будят, а засыпала она на раз. Только касалась подушки, как сразу её турецкий нос начинал посвистывать на разные голоса. На слова она никогда в таких случаях не скупилась и поэтому пьяный Пётр сразу же все понял и удалился.
Спали они в одном номере с атаманом, тот уже дремал, когда Пётр с грохотом повалился на кровать в одежде и ботинках, и сразу уснул.
- Нехай спит,- подумал атаман и уснул следом за Петром. Но не тут то был. Свежий апрельский ветер дул с Черного моря, убаюкивая всех приезжих пенистой волной, котороя успокаивающе действовала на наших друзей. Атаману не снилось ничего. Он так утомился за все это время, что казалось никакая штуковина не могла бы его разбудить, как вдруг....
Раздался громкий хлопок с протяжным бэ-эканьем и в номере распространился запах паренной репы.
- Что ты Пётр ??? Громко произнес атаман

Как вы уже догадались Петру стало плохо. Его тошнило , как не тошнило никогда в жизни, ворочаясь на гостиничной койке он то и дело поливал мамалыгой в перемешку с марочным портвейном, (купленным ночью из по полы), гостиничный номер.
Напрасно атаман подставлял ведро и требовал, что бы тот пошёл в туалетную комнату. Дело было дрянь. В чужой стране в гостиничном номере, а что скажут горничные. Позор.
Беда заключалась ещё и в том, что время было ещё 5 утра и хоть постепенно начинало светлеть идти все же было некуда, да и прогулка в такое время не предвещала ничего хорошего. Пришлось лежать с открытым окном, укутавшись одеялом под неумолкаемые крики Петра. Что поделать на гастролях бывает и такое.

ГЛАВА ВТОРАЯ
На рынке постоянная толчия. То тут то там раздаётся голос продавца с восточным акцентом. Богатый край Абхазия, чего здесь только нет, какие диковинные фрукты растут на побережье, какие интересные люди населяют эти дивные края. По утрам мужчины пьют кофе в кофейнях и обсуждают дела. Ранним утром постепенно улицы оживают.
Атаман дождался утра и сразу отправился на рынок, благо тот был не далеко - пешком чуть больше десяти минут.
В центре торговых рядов шумела толпа. Старая армянка торговала специями. Ее окружало большое количество людей, они все время о чем то спорили. Некоторым она давала дельные советы, а которые не приглянулись ей иногда, грубила. Люди с баночками и пакетиками отходили от этого шумного места.
Атаману стало интересно и он подошёл поближе. И каково же было его удивление, когда он увидел стоящих в очереди за специями представителей своего коллектива.
- Я то думал они спят, а они вон где,- про себя подумал атаман и сделал несколько шагов к стоящей очереди.
- Что ты все вынюхиваешь,- громким голосом заорала армянка на стоящую у прилавка певицу, как вы наверное догадались это была турка.
Она то и дело пыталась совать свой причудливый турецкий носик в кучки со специями, рассыпанными кучками на прилавке, с деловым видом стараясь распознать, какую специю ей лучше приобрести.
Бормоча про себя о каких то многочисленных родственниках и о муже, который судя по всему любил блюда напичканные восточными приправами, она раздражала армянку, которая искоса поглядывала в её сторону отпуская товар.
- Чего тебе? - ещё громче заорала она бросив свой грозный, орлиный взгляд на турку.

Та открыла рот и начала задавать свои сто пятьдесят подготовленных за ранее вопросов, про мясо, рыбу и прочее. Но этим вопросам не суждено было долететь до ушей грубой продавщицы специй, она широко открыла рот, мощным ударом локтя толкнула стоящую неподалёку соседку и начала хохотать тыкая кривым пальцем турке в лицо. От хохота слюна слетела у неё с золотой коронки и устремилась в сторону очереди. Люди быстро расступились. Словно не замечая этого турка, продолжала буробонить рецепты, при этом нос у неё был раскрашен разноцветными специями а внутри бубки торчала по всей видимости крошка хлеба.
Атаман подумал, - это наверное после вчерашнего, - сплюнул, хихикнул про себя и пошёл восвояси.
В обед за казаками пришла машина, они погрузились в авто и с ветерком полетели обратно в сторону границы. По дороге в аэропорт заехали в Гагры, сделали несколько фото и уже через час сидели в сочинском аэропорту. Пётр допил свою барматуху и довольный, что не пришлось её выбрасывать на линии контроля уселся в кресло современного авиалайнера и приготовился лететь.
- А я, - тут атаман призадумался, поправил кубанку и выпустил изо рта большой клуб табачного дыма, откинулся в кресле и слегка перещупал глаза - извлёк из этого путешествия одно.
- Гастроли - дело не шуточное.

ЛЮДИ ВСЕГДА ДУРНЫ, ПОКА ИХ НЕ ПРИНУДИТ К ДОБРУ НЕОБХОДИМОСТЬ

У людей существуют деловые партнеры, с которыми им прекрасно вместе работается. Однако же им в голову не придет вместе пойти на вечеринку и расслабиться, они этого не хотят.
Будучи руководителем с большим стажем, я всегда обращал внимание на тех людей, которые вас уважают, с удовольствием с вами работают, но на вечеринку с вами не хотят идти. Виной всему избирательная неприязнь.
Что говорить, с некоторыми людьми даже за столом неприятно сидеть вместе. А вы обращали внимание на распространенный факт, когда утром на работу приходит один сотрудник и все улыбаются и приходит другой – все прячут глаза?
Случай распространенный и симпатия играет здесь не последнюю роль. Как в той поговорке, «одних мы любим, а на других женимся».
Так и в нашей жизни с одними мы работаем, а с другими приятно проводим выходные и одно с другим никогда не пересекается. Невольно вспомнишь муравьиную семью, где есть сторожа, рабочие. И т. Д. Какая то невидимая программа симпатий и антипатий движет людьми и мы при возможности, то есть тогда, когда это зависит от нас, делаем выбор. А теперь подумайте на мгновение, почему мы предпочитаем индивидуальный транспорт вместо общественного, разве только из — за комфорта. Совершенно недавно я поехал на метро и был удивлен огромным количеством несимпатичных людей. Неужели мне это только кажется, неужели каждый незнакомый гражданин вызывает антипатию?
Оказывается дело в нашем биологическом поле, которое окружает наше тело и работает по принципу СВОЙ-ЧУЖОЙ. Не всегда внешняя красота определяет принадлежность к СВОИМ. Потому и говорят, что на вкус и на цвет товарищей нет.
У многих животных существуют индивидуальные связи, которые возникают лишь косвенно, через общие интересы партнерства каком-то общем «предприятии», или – лучше сказать – которые в этом предприятии и заключаются. По определенным причинам мы можем вместе видеть животных в некоторых случаях, (например гималайских медведей на охоте за лососем, в природе они делят территорию и никогда не находятся близко друг от друга, или животные у водопоя, на какой то промежуток времени вынужденно заклятые враги находятся рядом). Такое взаимное нахождение еще раз доказывает терпимость современных людей. Они терпят друг друга и их терпимость напрямую зависит от культуры и воспитания. Таким образом, одна из основных причин возникновения крупномасштабных войн в коммунальной квартире или на межгосударственном уровне становится отсутствие культуры или обычное отсутствие симпатии. И когда по телевизору я слышу разговоры, о экономических или территориальных причинах конфликта, я с этим могу согласиться, но хочу добавить, что это всего лишь повод для драки.
Руководитель любого ранга должен знать это. «Они» не опасны, сидя на своих креслах и делающие свою работу.
Обычные сотрудники не претендующие на вашу должность могут возмущаться, жаловаться и требовать добавки к жалованию, все это суета. Страшен конкурент, который готовит интриги, что бы подорвать ваш авторитет, скомпрометировать вас, отобрать вашу должность или ваш бизнес просто потому, что вы ему несимпатичны. Помните об этом и знайте определенные правила поведения ваших конкурентов.
Следует всегда помнить, что люди всегда
дурны, пока их не принудит к добру необходимость.
Нас подстерегают две опасности — одна изнутри, со стороны подчиненных, другая извне — со
стороны сильных конкурентов, или как сейчас принято называть партнеров по бизнесу. Что же касается подчиненных, то когда снаружи все обстоит благополучно, то единственное, чего
следует опасаться, — это заговоры, создание негативного образа начальника. Главное средство против них — не
навлекать на себя ненависти и презрения сотрудников и быть почитаемым партнерами или вышестоящим руководством.
Из всех способов
предотвратить склоки и настрой коллектива против своего руководства самый верный — быть гармоничным с партнерами и руководством. Ведь
заговорщик всегда рассчитывает на то, что смена руководителя угодит партнерам по бизнесу;
если же он знает, что возмутит этим партнеров, у него не хватит духа пойти на такое
дело, ибо трудностям, с которыми сопряжен всякий заговор, нет числа. Как
показывает опыт, заговоры возникали часто, но удавались редко. Объясняется же это тем, что заговорщик не может действовать в одиночку и не может
сговориться ни с кем, кроме тех, кого полагает недовольными руководством. Но
открывшись недовольному, ты тотчас даешь ему возможность стать одним из
довольных, так как, выдав тебя, он может обеспечить себе всяческие блага.
Таким образом, когда с одной стороны выгода явная, а с другой —
сомнительная, и к тому же множество опасностей, то не выдаст тебя только
такой сообщник, который является преданнейшим твоим другом или злейшим врагом руководителя.
Короче говоря, на стороне заговорщика — страх, подозрение, боязнь
расплаты; на стороне начальника — величие власти, законы, друзья и вся мощь
управления, так что если к этому присоединяется благосклонность вышестоящего начальства, то едва ли кто-нибудь осмелится составить заговор. Ибо заговорщику есть чего опасаться и после, ибо ему не у кого будет искать убежища.
ПОПАСТЬ В ДЕСЯТКУ автор психолог И. Сокуренко

 

ЗАКОДИРОВАЛИСЬ

 

Второе высшее образование психолога я получил в МГУ и вместе с другими слушателями стал жадно изучать модные тогда техники психологического воздействия на подсознание человека с целью избавления его от вредных привычек таких как :
— алкоголизм, табакокурение… Были и сеансы по снижению веса.
Методика, преподаваемая в университете в то время, приносила успех тому, кто ей владел. По нашей статистике каждый второй клиент начинал худеть. Снижение веса проходило в следствии уменьшения аппетита, но это было не всегда. В среднем клиенты худели на 10 килограмм в неделю. К сожалению этой распространенной методике не дано было долго существовать. Не все люди худели, а те которые худели — не всегда снижали вес пропорционально. Например: однажды пришла женщина у которой тело худело только наполовину. Одна рука становилась тоньше другой, грудь на два размера меньше и так далее.
И еще, многое конечно же зависело от психотерапевта, его опыта и умения общаться с клиентами. Со временем такую практику заменили врачи медицинскими препаратами и хирургическими формами воздействия.
Тогда, это было популярно и к тому же приносило достаточную прибыль.
Я один из первых освоил эту технику и вместе со своим помощником Андрюхой начал частную практику. Через некоторое время о нас заговорили… стали приглашать на телепередачи, где мы показывали свои удивительные результаты, приводя в смятение многих профессоров.
Ученые умы теоретически знали эти методики, а на практике ни как не могли их применить. Не получалось.
После аренды помещения мы приступили к работе. Постепенно к нам стали приходить клиенты и началась увлекательная работа. Андрюха встречал клиентов на входе, знакомился с ними и собирал деньги, а я с таинственным лицом проводил сеансы на похудение.
Как — то к нам на прием записались две девушки 27 — 28 лет Ольга и Светлана. Девушек на авто привез муж Ольги.
.
После того, как они зашли в офис и встретились с Андрюхой, муж вернулся в машину, достал толстый журнал и уткнулся в него. Пройдя консультацию моего помощника, девушки по очереди стали входить ко мне в кабинет. Первой вошла Ольга. Она не была толстой, но все же снижение веса ее волновало..
Хочу сказать, что во время сеанса, а иногда и после, люди находятся в измененном, но комфортном состоянии. Это состояние иногда называют предсонным, когда человек и не спит и спит одновременно излечиваясь таким образом от различных заболеваний вызванных прежде всего нервными расстройствами, ну а как известно все болезни от нервов…
Потому, когда клиент открывает глаза, ему еще какое то время необходимо находиться в кресле, что бы прийти в себя. Девушку я проводил в коридор и передал в руки моему помощнику Андрюхе. Он тут же ей предложил стул.
Ко мне в кабинет зашла Светлана. Мы поговорили буквально несколько минут после чего она закрыла глаза и погрузилась в сон…
В эту самую минуту в коридоре послышался странный шум. Подумав, что возможно что — то случилось с Ольгой, я аккуратно заглянул через проем в двери и ужас…
Я увидел лежащих на полу Андрюху и Ольгу. Они оба страстно целовались, пытаясь раздеться и было видно, что страсть была взаимной. Ситуацию усугублял тот факт, что муж Ольги все так же продолжал сидеть в машине увлеченно листая толстый журнал и при случае мог бы увидеть, то что происходило в коридоре. Я тихо прикрыл дверь и пытаясь не шуметь стал их растаскивать. На удивление они оба сказали мне, что любят друг друга. Тогда я молча втолкнул Андрюху в свой кабинет, где продолжала сидеть ничего не подозревающая Светлана. Андрюха с перекошенным лицом тут же подскочил к креслу, оттолкнул Светлану и уселся на ее место.
— Помогите!!! — прокричал он. — Меня срочно нужно раскодировать, я ее люблю!!!
Только через какое то время, мне с большими усилиями пришлось в прямом смысле разрулить эту ситуацию. Дрожащая от пережитого Ольга села на переднее сиденье рядом с мужем, а Светлана хлопая глазами уселась сзади. Машина тронулась и мы расстались. О случившемся недоразумении старались не вспоминать.
Игорь Сокуренко

 

ЛЫСАЯ ОБРАЗИНА

— Эта лысая образина, то есть твой отец , опять изволил нажраться, — сказала жена депутата Подлещикова старшему сыну указывая пальцем на сильно пьяного папу.
Теперь эти слова как будто кочергой стучали по его лысой и загорелой голове. И от того на душе было так тоскливо. С женой он ругался часто, особенно в пьяном виде. Вот и теперь, обиженный таким выражением своей супруги он лег спать.
Ровно в пять утра, гонимый неутолимой жаждой и желанием сходить по малой нужде он проснулся, встал и уж потом не отважился вновь ложиться в постель.
Решил пойти на работу, благо его кабинет располагался недалече от дома.
Ему едва стукнуло сорок, помимо лысой головы и вечно сморщенного лба мужчина имел два выпученных глаза и пухлые, обильно окрашенные пунцовым цветом губы. Глядя со стороны можно было бы предположить, что этот депутат, сидящий за столом в личном кабинете, безумно одинок. Иногда его лысая голова и покатые плечи олицетворяли самое ничтожное существо напоминающее дождевого червя.
— Все, бросаю пить!.. Медленно шагая мямлил он себе под нос.
Больше … ни за что! Пора же мне наконец за ум
взяться. Вот и жена ругается, а на работе тоже одни неприятности.
Вчера ни за что не про что одного жалобщика выставил за дверь,
а ведь я депутат как никак.
Надо работать, трудиться… Если ты депутат, так работай
честно, усердно, по совести, пренебрегая покоем и сном. Баловство
брось… Привык, брат, задаром зарплату получать, а это вот и не
хорошо….
Прочитав себе несколько подобных нравоучений, Подлещиков
начинает чувствовать непреодолимое стремление к труду. На часах
только что пробило половину шестого утра, но, несмотря на это,
он решает сиюминутно попросить прощения у того самого
жалобщика, которого вчера выставил из своего кабинета.
Пошарив на столе обрывки каких то записок Евгений схватил телефон
и стал дрожащими от вчерашней попойки пальцами набирать номер.

На той стороне раздается заспанный голос, по всему виду
переполненный ночным ужасом.

— Алло!
— Мужчина! — обращается он к жалобщику. — Послушайте я не
запомнил вашего имени!
Жалобщик вздрагивает и слышно как он громко вздохнув
вскакивает с постели.
— Что?
— Я того… как его?.. Вы не обижайтесь…

— Что? Кто? а?

— Вам говорят по-человечески это Подлещиков вы вчера изволили
жаловаться,- уже с раздражением проговорил депутат.
— Боже мой! -плачущим голоском стонет жалобщик.
— Господи, Боже мой! Я страдаю бессонницей… три ночи не спал,
нарочно снотворное принял, чтоб уснуть, а вы… Звоните в пять утра!
Ведь это безжалостно, бесчеловечно! Если бы вы знали, как трудно
мне уснуть, то не стали бы беспокоить меня такой чепухой…
Безжалостно и глупо!
И на что я вам понадобился?

Подлещикова снова охватывает грусть его лысая образина заливается
багровой краской .
— Вы здесь не кричите! Здесь не кабак! — говорит он быстро хлопая
своими выпученными глазами.
— Да в кабаке люди на много порядочнее… — кричит жалобщик.
— Как мне теперь уснуть во второй раз!
И удивительное дело: всю страну объездил и даже заграницей
побывал и никто мне там ночью не звонил, а тут,
словно черт этого негодяя под локоть толкает!.. Управы на вас нет!
Заграницей такой подлости никто бы не вытворил…

— Ну и поезжайте в свою заграницу, если вам там нравится! — проорал
Подлещиков и бросил трубку.

Между тем жалобщик продолжал разговаривать сам с собой…
— Глупо, же! Да!
Мало того, что кормят нас одними обещаниями, ничего не делают
так еще, черт ее подери издеваются. Звонит он в пять утра, будит!
Скажите, какое усердие! Добро бы это для людей делалось,
а то ведь врут и деньги только зря получают!

Тем временем Подлещикова мучила совесть. Он ходил из угла в угол
по своему кабинету и не мог понять как же так вышло , что вчера
на приеме с населением он так напился, что даже нагрубил
жалобщику.
— Еще пожалуется на верх,- подумал Подлещиков. — Нет, надо все
же позвонить и объясниться. Он снова берет телефон и набирает
знакомый номер.

— Алло!,- все тот же сонный голос в трубке.
— Послушайте, мужчина! — мямлит Подлещиков — Вы меня не так
поняли, я хотел объясниться.

— Жалобщик вздрагивает, словно ужаленный и плачущим голосом
начинает причитать
.
— Боже мой! Только принял вторую таблетку и только что задремал,
как он опять… опять! Умоляю вас, имейте вы совесть!
— Это невыносимо! Я буду жаловаться! Более терпеть
я не в состоянии. Я… я умираю…
— Это подло, гадко!
-Убирайтесь вон отсюда!
Вы поплатитесь за подобное издевательство! Вон!!!

— Гражданин ! Ежели вы не перестанете кричать, то я принужден
буду вызвать полицию и составить акт об этом факте,- командирским
голосом проорал депутат.
Услышав слово «полиция», жалобщик изменился в лице, бросил
трубку на скомканную постель и с презрением поднес два кукиша.

— На-кося! — вот тебе твоя полиция ! На-кося

Подлещиков машет рукой, вздыхает и садится в кресло, в слух
начиная рассуждать:

«Ну и народ! Попробуй тут поработай! Поневоле плюнешь на все…

-«Выпить!» Под столом недопитая бутылка водки. Подлещиков
наливает полный стакан, кривится, затем залпом выпивает.
А тем временем часы пробили шесть утра.

И. Сокуренко

ПУРГА ТОРЧКОВА

ПУРГА ТОРЧКОВА  Одноименная поэма. Автор И. Сокуренко

С Шкарой вместе — две подружки
Подличать горазды были
И летели сплетней стружки
И корили, и бранили.

Всех подряд, благое дело
Коль такие блин подружки
Даже вместе похудели
Две завистливые тушки

Миловидной, длиннолицей и фигуристой была
Распрелестная девица под названием Пурга

Да и кто ж такое имя ей на память подарил
Это ж чей такой родитель жизнь девичью погубил?

Скулы тихо выпирали,
Ягодицы вниз спадали
Посмотреть со стороны
Две свисающих луны

Засияла черепушка
облысела враз подружка
У Торчковых у девчат
волосинки три висят

Сидит у печки старая мамаша вся в тряпье. Тоже лысая.
Протягивает ей какую — то паклю

— Накась ты гангрена сера
Наряди на лоб берет
Станешь с виду как Венера
Аль купеческий портрет

Иль парик бы ты одела
Чтобы лысину прикрыть
Вся как мыльница вспотела
Вона, как твой лоб блестить

Баба Дуня в прошлом годе
Потеряла в огороде
Я нашла его весной
Вот возьми, теперь он твой

Протягивает облезлую паклю

— Что вы мама прямь ей Бога
Не желаю я такого
И не жгите свечки зря,
Не давите на меня

Я казачкой быть готова
Вот оденусь подмандюсь
Чуть припудрюсь я и снова
В королевну превращусь

Вона Шкара приоделась
Никому и невдомек
Что под юбкой две подушки
Вместо ног, «Ек макарек»

 

— «Что ты мелишь пустобреха» —
Ей мамаша говорит
— Где тебе казачкой трехать
Ты же с виду инвалид

У казачек много песен
Голоса у них поди
Горлопанят, куралесят
Пьют, ой Господи прости

— Пьют? И что же тут плохого
Жизнь маманя блин одна
Вот и я хочу такого
Наливать и пить до дна

Можэ спъяну молодого
подцеплю я казачка
Можэ карта ляжет снова
Ставлю я на дурачка

-» Ну кака же ты розумна»-
ей мамаша говорит
— Как одела ты кокошник
прямо стал товарный вид

Ты деваха хоть с ленцою
Да и с придурью внутри
Хороша же все ж собою
Коли глянешь издали

Ты давай тряси мошною
И себя преподнеси
Может тот казак и клюнет
Все… педалями крути

Будешь ты паскуда бледна —
Ей мамаша говорит
— Обучать детишек вредных,
Чай погасишь свой кредит.

Мужичек — то твой занудный
Мондовошеская тля
Отшпиндолил бабку Дуню
И отчалил опосля

Оттого ли он паскуда
От детишек соскочил
И тебе поганка бледна
Вдруг падлюга насолил.

— » Вы мамаша зря кричите
Мужичонку тлею зря
Лучше рот прополощите
Все! сушите якоря. »

— » Матери скажи спасибо
Поищите простака
Кто ж посмотрит на такую
Шизанутую слегка

Муж — то твой и тот собака
Убежал далече в Тверь
Бабу Дуню отшпиндолил
Что же делать нам теперь.»

— » Я же ныне педагогом
Трудостроиться иду
Там директор предлагает
Непонятную байду. »

— Ты диваха очень умна —
Ей мамаша говорит
— Ишь директора поскуда
Развела едрит мадрит »

Мамаша вскакивает и размахивая руками говорит

— » Непонятная байда
Нам известна
Да, да, да!
Синька, мать твою ети,
Ой ты, Господи прости….»

— » Вы маманя зря трубите
С далека то я ниче
И фигура хоть прибейте
Грудь, ну прямо колесо!»

— С далека оно конечно —
Ей мамаша говорит
— Может будет гад под мухой
Или разум помутит

Грудь твоя одноразмерна
Зад на пятках твой висит
Метр восемьсят наверно,
А туда же колесит.

Шкара — то поди метр двадцать
Как напялит каблуки
Прямь прынцесса с мордой в квасе
Растопырит еблуки….

Сколько лет ему собаке
Аль он молод, плодовит?
Что ж на баб в него бедняге
Разыгрался аппетит?

Слеповат подлец он что ли
Аль какой — то проглодит
Раз такую девку вроде
Приглашает, паразит»

Мамаша про себя:
— » Может мне пройтись на кастинг,
Может повезет и мне…
Я Пурги покраше вроде
Да не вроде, а вдвойне

Чуть с хромцою я да Бог с ним
Без зубов — все пустяки
Нынче в моде сексопилки
Сыроежки и сморчки

Мне в казачки в самый раз

Петь про «Вареньку» я буду
И про «Пчелку» проорать
Я на сцене не забуду
Честно буду горло драть

Ты, Пурга, тряси машною
И на стуле не кряхти.
Выпей вон того настою
Будет знаешь как трясти?»

Дает какую — то настойку с виду напоминающую огуречный рассол

Пурга кое — как поет песню
«»Гляжу в озера синие………»
Авторское произведение И. Сокуренко

ЕДЕМ В УДОМЛЮ. СМЕШНЫЕ ИСТОРИИ ИЗ ГАСТРОЛЬЙ ЖИЗНИ АНСАМБЛЯ «КАЗАЧИЙ ДЮК»

 

Удомля.
Рассказы атамана Сокуренко про веселые путешествия  гастрольной жизни ансамбля КАЗАЧИЙ ДЮК

Шкара Шмарина главное действующее лицо.

Действующие лица:
— Голос за кадром;
— Атаман — высокий красавец мужчина с усами, на голове кубанка, в красной косоворотке;
— Шкара — толстозадая крашеная блондинка с турецким носом;
— Мокша -шутиха — подруга турки;
— Петр — тридцатилетний худощавый певец, любитель выпить;
— Лысой — ленивый сороколетний мужчина;
— Катерина — высокая двадцатипятилетняя брюнетка;
— Глафира — полноватая — хохотутшка в очках

ГЛАВА ПЕРВАЯ
АТАМАН
В накуренной и плохо освещенной комнате сидит атаман.
Четверо молодых казаков его внимательно слушают.
На столе бочонок с горилкой, которую он то и дело открывает поворачивая медный краник, из которого льется золотистого цвета яблочная водка. Стол сервирован солеными огурцами, квашеной капустой, вареными яйцами и картофелем покрытым смачными шкварками.
Не смотря на простоватую и аппетитную еду, атаман все же любит вареники с потрохами. Его близкие, зная это, иногда балуют батьку таким блюдом и тогда он добреет, становится веселым и более разговорчивым. Он говорит убаюкивающим голосом и все погружаются в таинственный мир его сердечных переживаний.
Разговор увлекает собеседника
— И чего тут не вспомнишь.
— Какие только веселые истории не идут на ум,- бараборит атаман сидя в кожаном кресле
— Расскажи дядьку, говорят молодые казаки. Они любят слушать интересные и смешные байки из его гастрольной жизни, к тому же унылый вечер обещает быть длинным и никто никуда не торопится.
— Ладно, продолжает атаман искоса поглядывая на казаков,
— Пришел на ум мне один случай, который произошел с нашим ансамблем в Удомле.
— Удомля — это такой небольшой провинциальный городок в Тверской области, городок так себе, одна только достопримечательность — это атомная электростанция. Выходишь на балкон, вдохнешь свежего воздуха, а тут она в саркофаге стоит и смотрит на тебя с выпученными глазами.
Атаман хихикнул и замолчал, затем обвел глазами вокруг комнаты, словно ища чего то, ткнул пальцем в стоящий рядом пузатый самовар и продолжил.
— Вот как этот самовар, такой же она мне показалась.
В комнате, где он находился по мимо медного самовара фирмы БРАТЬЯ «КАРНИЛОВЫ» было много неожиданных предметов.
Причудливого вида бульотка сразу бросалась в глаза, она стояла на столе и придавала всей комнате таинственный вид. Огромных размеров книга в кожаном переплете красовалась неподалеку, на стене часы с боем, они постоянно издавали громкое тиканье и от этого становилось в комнате очень уютно, тепло и необычно. Находящийся здесь человек невольно погружался в сказочный мир далекого детства.
Вечерело. Внезапно часы ожили. Они торжественно прозвенели восемь раз и внезапно замолчали.
Одетый в бекешу атаман поднял голову и почесал затылок. С виду он напоминал исторический персонаж из старинных рассказов про грозных казаков, которым нельзя было жениться, а вся их жизнь была связана с войной и грабежом.
Посмотрев на часы атаман продолжил.
— По пути в Удомлю, а мы ехали в специально отведенном автобусе, который выделили организаторы концерта, нас сопровождала жуткая жара и по приезду я сразу пошел в душ.
В гостинице душевая располагалась в холле и что бы попасть туда необходимо было выйти из номера. Атаман, обернулся полотенцем и беспардонно вышел в коридор. Душ был к стати. Смыв пот и дорожную пыль он столкнулись нос к носу с Глафирой. Молодая, красивая певица от неожиданности остолбенела и начала причитать.
— Ой, ой, так вы голый!!!
Ее очки приподнялись, глаза потупились в пол, а губы что то причитали. От непрерывного бормотания ее носик двигался в разные стороны, принимая комичные формы.
Глаза бешено бегали, иногда все же искоса поглядывая на закрытое полотенцем место, где по всей видимости находились батькины прелести..
— Мамочки, повизгивала она, когда атаман стал приближаться.
Тут у нее нервы не выдержали, и девка с визгом бросилась искать дверь своего номера. Дверей в холле было несколько и нужно было изрядно потрудиться, что бы найти нужную. Глашка в панике бегала от одной двери к другой сопровождая все это время частыми причитаниями. Наконец она громко крикнула.
— Помогите!!!
Николаич стоял невозмутимо, как статуя на пьедестале, наблюдая за смешным поведением певицы. Наконец заветная дверь отворилась и девка заскочила в номер, где по всей вероятности спать никто не собирался. Казаки бурно встретили раскрасневшуюся певицу и зааплодировали атаману, который почти голый, обернутый лишь в гостиничное полотенце важно зашел следом.
Атаман был человеком деликатным, он быстро превратил этот смехотворный случай в шутку.
— У девки первые гастроли, ее и так еле еле отпустил муж,- подумал он. Что тут поделаешь.
Всю дорогу Глашка была на чеку. Видимо предполагая, что во время гастролей может случиться всякое. И неудивительно, что наслушавшись от коллег о сексуальных ужасах гастрольной жизни она предположила, что раздетый атаман — это и есть то, чего она опасалась. По тому, и начала паниковать.
Но СЛАВА БОГУ все обошлось. В номере играла гармонь и казаки пели песни. Гостиница была пуста, кроме нашего ансамбля никто в ней не проживал, по тому мы никому не мешали.
— Оказавшись в таком удивительном городке, где всех достопримечательностей — атомная электростанция, казаки забыли про все полностью погружаясь в гастрольную жизнь.
— Сюда наверное приезжают и заполняют эту гостиницу от случая к случаю только ученые атомщики,- подумал атаман перед сном.
Нас, то есть мужчин, поселили в один конец гостиницы, женщин в другой. Не смотря на позднее время, а это была глубокая ночь, все же спать никому не хотелось, ведь приключения только начинались. Посвистывала только турецким носом толсотзадая турка, которая отругала матом молодых девчат, для которых гастроли судя по всему только приобретали нужные акценты и уснула.
Но молодые певицы никак не хотели ложиться спать, они то и дело бегали на мужскую территорию гостиничного комплекса, часто выходили на балкон и шумно хохотали на лестничной клетке.
Ложась спать Атаман еще раз полюбовался на молодых женщин, которые продолжали бурную активность. Их беготня была отчетливо видна в окне напротив, ложиться спать они не собирались.
Глаша и Катерина внешне отличались друг от друга. В меру полноватая хохотушка Глафира, смеялась быстро, как стучащий по стеклу железный шарик, Катерина же напротив, смеялась размеренным низким басом. Она была высокая и статная, с ярко выраженными чертами лица, большими глазами и огромными ресницами. Рядом с ней толстозадая турка выглядела невзрачно. Несмотря на высокие каблуки та едва доставала Катерине до груди и потому никогда не становилась рядом, дабы на контрасте не потеряться. Потому они не дружили и при случае турка всегда пыталась вымещать всю свою злобу на бедной женщине. Но высокую брюнетку это казалось не трогало.
Мне такие отношения напоминали басню Крылова «Слон и моська»
— «Ай Моська, знать она сильна, что лает на слона».
Маленькая колченогая Шкара, как Моська все время повизгивала в сторону Катерины, иногда привлекая к своим интригам Мокшу -шутиху. Последняя пытаясь поддерживать нейтралитет все же зачастую склонялась в сторону Шкара.
И действительно такая парочка выглядела смехотворно. Шкара завидовала страшно. Завидовала ее красоте, молодости, ведь Катерина была на двадцать лет моложе, ей едва исполнилось тридцать, в то время как Шкаре давно перевалило за пятьдесят.

ШКАРА ШМАРИНА

Нужно отдать должное — она была глупа. От того и все беды. Она действительно какое то время жила в Турции вместе с родителями, отец работал инженером в одном городке. Чуть позже вышла замуж за мужчину, который был старше ее на тридцать с хвостиком лет, готовил лобио и сацебели и не в чем своей женушке не. отказывал выполняя все ее капризы. Потому жизнь казалась ей безоблачной. Детей не было и Турка жила для себя, как говорится в свое удовольствие. В институт она не ходила ни разу, хотя диплом получила настоящий, на тридцатилетие муж сделал ей такой подарок. Хотя одно посещение все же было, она пришла в институт получать диплом и больше там ни разу не появилась.. Потому, когда ее спрашивали о студенческой жизни, она отнекивалась ибо ни одной фотографии и ни одного студенческого друга у ней не было. Муж любил ее страшно, терпел все ее глупые выходки и выполнял все прихоти.
Однажды она сообщила своему возлюбленному, что хочет петь на сцене.
— Что ты? забеспокоился он.
— Ты и петь то не умеешь, за столом и то не попадаешь, когда мы собираемся с друзьями и поем турецкие песни.
Но Турка стояла твердо на своем, да же на какое то время объявила голодовку. Сама то она так не считала, а напротив была глубоко уверена, что имеет сказочный голос. Потому была настойчива в своих убеждениях.
Мужу пришлось изрядно раскошелится, что бы пристроить взбаломошную женку в хор местного театра.
Пела Шкаре действительно плохо, к тому же петь на сцене для нее означало — покупать дорогие платья и часами просиживать в парикмахерской. Потому пение волновало ее меньше всего.
Атаман был удивлен, когда прослушивал эту глупую певицу, которая смехотворно пыталась петь казачьи песни оперным дрожащим голосом. В ноты она попадала редко. Так же как и в театре она заняла второстепенное место.
После внезапной смерти мужа эта женщина столкнулась с большой бедой. Раньше она ни где не работала, в коллективе уживалась с трудом, компьютерной грамотностью не владела. Деньги быстро кончились с театра выгнали. Пошла волочиться на биржу труда, жила бедно, лишь на пособие. К моменту их встречи жизнь ее превратилась в ад.
Потому Атаман пожалел ее и принял к себе на работу. Но природная дурь, которая всегда вызывала у атамана улыбку осталась. Как то однажды пришла с огромным синяком под глазом. Ее очередной любовник не выдержав истерик посадил ей этот фингал и собрался уходить от нее. Сидя возле атамана она причитала, что останется опять одна — просила совета. Опытный руководитель подсказал ей лечь в больницу и претвориться больной.
— Если у человека есть хоть капля совести он не уйдет, видя свою возлюбленную в таком состоянии, — в завершении разговора произнес атаман.
Придумали диагноз — прединсультное состояние. Сработало…
Поносил, поносил передачки ее возлюбленнвй, так все и забылось и срослось. Бить то же перестал, видимо урок сделал не только он один, но и она в своих высказываниях стала по сдержаннее.

НОЧНЫЕ ЗАБАВЫ

Хохот в соседнем номере раздражал Турку страшно. Она никак не могла найти себе место то и дело стуча тапком по стене, пытаясь угомонить хохотушек. А затем дождавшись, когда те выйдут на балкон, находившийся в коридоре, ползком подкралась незаметно и закрыла дверь на шпингалет. Девушкам было весело. Уже светало и несмотря на предстоящее выступление спать не хотелось. Они не сразу поняли, что их заперли.
— Лысой!!! кричали они, по видимому уже спящему солисту ансамбля.
Это был лысый, слегка полноватый и очень ленивый мужчина лет сорока. Его недавно взяли в ансамбль, потому вел себя он относительно скромно, никак не выдавая своего характера.
Как не старались девицы разбудить лысого дядьку ничего не получалось. Что же было делать. Девушки стояли на балконе босиком, полураздетые, а на улице ранним утром уже было холодно….. Никто не помог. Через час им все же удалось сломать замок и вернуться в свой номер.

ПО ДОРОГЕ ДОМОЙ
После мероприятия был банкет. Сытые и хмельные казаки сели в автобус.

Изрядно подвыпившая Катерина тихо спала на полу, провалившись между сидений автобуса, Глафира придумывала, что будет говорить мужу, Мокша — шутиха по индюшиному щебетала. Ехали долго и казалось дороги не будет конца. Все дремали.
И тут Петр, который никак до этого времени себя не проявлял, вдруг дал о себе знать.
— Может выпьем? спросил он

Дорога в Москву была дальняя. Иногда автобус останавливался на перекур. Казаки делали небольшой отдых и продолжали следовать дальше.
— Я не разрешаю пить спиртное во время следования,- говорил водитель автобуса
— Если хотите выпить давайте остановимся и сделаем небольшой привал. А то чуть я на тормоз, как бутылки и бутерброды летают по полу, а мне потом убирать.
Казалось его слушали все, кивали головами, и сочувствовали.
Петр то же был на его стороне, однако все же во время остановки, он купил две двухлитровых баклахи пива. Затем втихоря пронес их в салон. Собутыльник нашелся сразу. Это был «Лысой», который с удовольствием разделил компанию. Вдвоем на пару они хохотали без умолку, постоянно произнося только что придуманную поговорку. Один говорил:
— Дай папаху,
Другой отвечал
— Пошел на х… уй
Их хохот никому не давал спать. Но больше всех нервничал водитель, который четко понимал, что его команды игнорируются, и от того он то и дело давил, то на газ, то на тормоз иногда без всяких причин.
Атаман тоже приходил в ярость.
Один раз он пытался спрятать на одной из остановок БАКЛАХИ, но все было тщетно. Петр стоял на пике своих страстей и эмоций.
Он часто требовал остановки для перекура, к тому же мочегонное пиво раз в тридцать минут требовало туалету.
Если водитель не хотел останавливаться, Петр угрожал мочиться прямо в автобусе. Потому ехали медленно на много отставая от графика.
КАК ЗАКАЗЫВАЛИ.
Автобус резко затормозил, баклаха с пивом вылетела из рук Петра и покатилась к водителю заливая пеной салон и сидящих в креслах пассажиров. Все они громко кричали. Опасения грозного водителя сбылись. Как по сценарию написанном им самим весь пол был облит липкой жидкостью и остатками закуски, которую Петр запасливо прихватил с банкета. Он торжествовал и даже по всей вероятности гордился собой. Все пассажиры, а по мимо казачьего ансамбля на концерт был приглашен и духовой оркестр в количестве 15 не пьющих молодых студентов, требовали ссадить Петра на ближайшей остановке. Но вмешался атаман, который больше всего переживал за безопасность вверенных ему спутников, и потому мы продолжали ехать дальше терпя пьяные выходки Петра, который к тому времени начал требовать продолжения банкета. Его измученная творческая душа бросалась из крайности в крайность. То он хотел драться со всеми и прежде всего с назойливым водителем, то вдруг ему становилось грустно и одиноко. Проезжая мимо Твери он стал читал стихи Михаила Круга, громко пел «Владимирский централ» и иногда рыдал. Ему казалось что все его не любят, что он одинок и несчастен. Постоянно звонила мама, по видимому прочухав состояние сына, она знала чем заканчиваются его пьяные выходки, потому обеспокоено звонила всем членам нашего многострадального коллектива с просьбой не ссаживать его в лесу, а доставить живым и невредимым в Москву. Даже набрала глубокой ночью атаману Подмышкину, который по обыкновению не взял трубку видя незнакомый номер.
В автобусе возмущались все и женщины и мужчины.
Лишь только Шкара, поджав ноги посвистывала своим коротеньким турецким носом и видела добрые сны.

Гастроли обнажают все плохие качества человека.

ПЕТР
Всю ночь он бродил по Речному вокзалу. Казалось время длилась вечно. Случайным прохожим он читал стихи, становился на лавочку и пел отрывки из итальянской оперы.
Стало холодать и Петр съежившись долго рыдал проклиная сложную казачью душу.
Больше всего доставалось атаману, который по его мнению был к нему не справедлив. Только под утро он пришел в себя и обнаружил, что телефон и гонорар от проведенного концерта куда то испарились.

— Я не люблю баб,- неожиданно для всех произнес атаман, поправляя ворот своей косоворотки,
— я имею в виду их работу в коллективе. Иногда мы находимся в жестких условиях, а это жеманство, кокетство и прочее портит дело. А особенно когда престарелая дама с фигурой, похожей на яблоко вдруг возомнит себя незаменимой красавицей, то тут и дело дрянь. У нас народный казачий коллектив и в ансамбле нужны возрастные бабы с сиськами, — продолжал говорить атаман. Так вот такие вот и чудят. Ведь дома то давно забыли, что они красавицы, а тут, на тебе цветы, уважение и почет.
— Был такой случай, -атаман взял паузу.
Постучал люлькой по столу, поправил селедец и закурил. Дым постепенно наполнил комнату и аромат заграничного табака едким запахом стал проникать в глаза. Они слегка заслезились. Батька смахнул рукавом слезу и продолжил.
— Я подумал и решил жить как хочу,- не кривить душой, делать то, что душе угодно. Другими словами быть свободным человеком, говорил атаман спокойным улыбчивым голосом.
— Чего прятаться и чего таиться,- продолжил он, — ведь создание ансамбля и его выход на самые лучшие площадки нашей страны — это же еще одна жизнь, причем очень интересная, насыщенная, полная неожиданностей и приключений. Страшно подумать чего я мог бы лишиться, если бы не этот мир. А ведь представьте себе,- отправляются в путешествие пять, шесть талантливых артистов, которые играют на всех видах инструментов, хорошо поют, всегда находятся в центре внимания. Их встречают, накрывают столы, о них снимают репортажи и показывают на телеканалах. Это многотысячная аудитория поклонников, взрыв аплодисментов и гул толпы. Конечно же этого можно было и не увидеть. А какое волнение перед выходом на сцену, когда стотысячная толпа зрителей рукоплещет твоему выступлению. Это незабываемые чувства. И конечно же, что там греха таить некоторые певцы и певицы меняют свою психику, чувствуют свою избранность, ну и конечно же смешат народ, до того иногда комичны бывают их поступки. Не на сцене — нет. Здесь все работают на полную отдачу, а за кулисами. Именно там, невидимые зрителю они раскрывают самые замаскированные черты характера. И если душонка твоя с гнильцой, то гастроли быстро это покажут

В аэропорту

 

Историю, о которой пойдёт речь, нам поведал Игорь Николаевич Сокуренко — основатель и руководитель ансамбля КАЗАЧИЙ ДЮК. Смешные и забавные события атаман, как вы уже догадались, черпает из неиссякаемых источников гастрольных приключений, которые происходили с ним в действительности.

Сядет он бывало в кресле, соберёт станичников вокруг себя и начнёт брезгать байки. Да как. Тут любой притихнет и послушает. Постепенно все замолкают и внимательно слушают рассказчика, периодически пропуская сквозь зубы добрые улыбки, а то и ржачный смех.

Что делать, придётся и нам побывать вместе с известным ансамблем в разных уголках нашей великой страны, дальнего и ближнего зарубежья, встретиться с интересными людьми, познакомиться с традициями и обрядами других народов, где побывали наши герои.

Как известно, каждый профессиональный коллектив рано или поздно отправляется на гастроли.
А там все проходит не всегда гладко и нужно иметь большое терпение и сноровку что бы из любой ситуации выйти достойно.

Игорь Николаевич рассказывал нам массу историй и вот одной из них мы сегодня поделимся с вами.
Это было в апреле прошлого года, говорит атаман Сокуренко, совсем недавно мы приняли к себе в коллектив одного солиста, достаточно талантливого и симпатичного молодого человека, тридцати годов от роду.
Какое-то время он работал в коллективе, пел и веселил народ на праздничных мероприятиях и концертах вместе с нами.

И вот однажды ансамблю поступило предложение отправиться в Абхазию на предстоящий фестиваль народов Кавказа. Мы с большой радостью начали готовиться к поездке, ведь как известно любое предстоящее путешествие сопряжено с определенными организационными трудностями. По дороге в аэропорт мы шутили и смеялись, лишь только наш солист, а его звали Пётр был мрачен.

— Что же ты не весел, спрашивали мы его; — продолжает рассказывать атаман.
Ничего внятного он не ответил, лишь однажды произнёс:
— Может быть выпьем.
— давайте остановимся и купим спиртное, —
— что ты, ещё раннее утро, кто же продаст нам алкоголь в такую пору
Как выяснилось позже Пётр боялся летать на самолете, а точнее он никогда ранее этого не делал и видимо таким способом хотел снять своё напряжение. Ехали в аэропорт мы на машине и по приезду сразу побежали на регистрацию, благополучно прошли зону контроля и уже одной ногой были в самолете, как вдруг наш солист опять дал о себе знать, он вспомнил, что в аэропорту, в зале ожидания, должны продавать спиртные напитки и уговорил контролера пропустить его обратно.

И тут все началось. До отправки оставалось совсем немного времени и естественно мы заволновались.
-Звони, — скомандовал атаман одной из спутниц
— иду, раздался его голос в телефонной трубке.
— чуть позже он перезвонил и сообщил, что потерял паспорт. Мы стали искать паспорт в сумках, а Игорь Николаевич пошёл к Петру на ту сторону контрольных рамок, — вспоминает одна из участников ансамбля.
— я чуть не умерла от переживаний, скоро лететь, а этот дурак потерял паспорт, клокоча как индюшка бормотала Ольга.

 

Возле таможенного контроля стоял Пётр в руках пакет, по-видимому со спиртным. Стали бегать и искать паспорт у барной стойки, может там он его обронил. До отправления самолета оставалось каких-то пятнадцать минут и тут нашёлся паспорт. Он был в заднем кармане джинсов.
— Скорее на таможенный контроль.

— Со спиртным нельзя, — твёрдо и уверенно сообщил контролёр.
— давай выбрасывай свой алкоголь в мусорку и полетели, а то опоздаем, — громко скомандовал руководитель ансамбля.

Но нужно было знать Петра.
Отойдя в сторонку, он достал из пакета, то, ради чего переполошил весь аэропорт. Это были газированные спиртные коктейли в количестве трёх железных банок, видимо самых доступных с финансовой точки зрения алкогольных напитков. Пётр ловко открыл первую банку, которая издала шипящий звук, и пена перевалилась через её края. Пил Петя быстро, но при всём при этом создавалось впечатление, что газированный напиток лился обратно. Стоящий рядом молодой человек открыл рот. Было непонятно сколько вошло в нашего артиста этой дряни. Шипящая жидкость не хотела проходить во внутрь, не смотря на все его старания,
Она, то и дело возвращалась с шумом обратно, приобретая комические формы. Как ни старался артист ничего не получалось. Липкая жидкость никак не хотела проходить через горло. Понимая это Пётр схватил вторую банку.
— Не съем так понадкусываю, подумал он и принялся пить вторую. Тот же звук открывающейся газировки. Руководитель ансамбля стоял рядом и бешено тряс артиста, который не отрываясь пытался проглотить алкоголь, а стоящий рядом молодой человек от удивления ещё больше открыл рот
— побежали, опоздаем!!! Вокруг собиралась толпа.
— будешь? Предложил Пётр стоящему с открытым ртом парню банку
Тот молчал.
— Бежим, скомандовал руководитель
Пётр сунул в руки недоумевающему зеваке две банки коктейля, причём один был открыт и весь облит липкой жидкость и нехотя проследовал за руководителем.
— Быстрее, быстрее,- прогремел громогласный голос стюардессы, пассажиры заняли свои места и лишь через два часа самолёт приземлился в аэропорту Адлер.

Здесь все было по другому и воздух и температура. У вокзала нас встретили казаки с важным видом бросая взгляд на шашки, которые мы всегда возим с собой как элемент казачьего костюма.
Ничего не сказав проследили суровым взглядом нам вслед и исчезли из виду, когда машина такси тронулась с места и увезла нас в сторону границы. Прошли все российскую границу, последним как вы уже догадались волочился наш певец. Воодушевленный благополучным перелётном, он как говорится был на своей волне и никакая собачья мысль не беспокоила его прямо до границы.
— Ваш паспорт,- прозвучал приговор пограничника.

А тем временем остальная группа артистов благополучно достигла нейтральной территории. Впереди, метров в пятидесяти была видна Абхазия. Дорога шла по мосту, через реку и каждый взяв в руки свой чемодан проходил это расстояние пёхом.

Толстозадая казачка — участница нашего ансамбля, между собой её казаки прозвали «Туркой», уж больно носом она походила на восточную фурию, мощными шагами двинула вперёд. Обтянутые джинсы ещё больше придавали пикантность её толстому заду. Таща за собой чемодан на колесиках она то и дело толкала в бок свою спутницу, пытаясь на что то жаловаться.. Как вдруг протяжный голос атамана заставил всех вернуться на исходную позицию.

Петра не пропускали. В окне пограничного контроля в запотевших очках сидел по всей видимости крючкотворец бюрократического вида. Он то и дело поднимал паспорт Петра из которого выпадали страницы.

— У вас вырвана страница, вам нельзя, без остановки бормотал он сквозь зубы.
Атаман, уже перешедший границу попытался разобраться в происходящей ситуации. В начале он решил поговорить с Петром. Выяснив в чем дело он попытался убедить стоящего на посту пограничника в очках, затем опять вернулся к Петру. Атаман говорил со всеми, с кем было можно объясняя что мы следуем на международный фестиваль и что нам необходимо срочно быть на нем, на что постовой лишь пожимал плечами. Сидевший у окна пограничник вдруг вскочил стремительно бросая взгляд на происходящее.
— Что вы делаете? Рывком произнес он.

— Это же государственная граница, вы уже седьмой раз её пересекаете.
Атаман и правда ничего не замечая бегал то туда, то сюда пресекая границу у всех на глазах, пытаясь уладить ситуацию не обращая внимание на пост, который определял пограничную зону. Все же в конце переговоров решено было посадить выпадающие страницы на скотч и под бурное бормотание толстозадой певицы мы пересекли реку и подошли к абхазским пограничникам.

— Казаки? - громким голосом с явным акцентом проговорил абхазский пограничник и не потребовав документы произнёс
— Добро пожаловать.
До места назначения было чуть более ста километров. Взяли такси и болтливый водитель то и дело хвалил цены черноморского побережья. Вдоль по серпантину время пролетело быстро, как в сказке, мы оказались в гостинице, нас встретили организаторы и благополучно разместили.

 

КАЗАКИ ПЕРЕБИЛИ ПОСУДУ В ОДНОМ ИЗ РЕСТОРАНОВ КИРЖАЧА

 

По приглашению администрации Киржачского района, с которыми у нас сложилась многолетняя дружба, ансамбль КАЗАЧИЙ ДЮК отправился на фестиваль, боевых искусств, который организовали владимирские казаки в городе Киржач. Он был посвящён Петрову дню. Казаков разместили в гостинице, и вот что рассказал руководитель ансамбля Игорь Николаевич Сокуренко:

— Всю дорогу шёл дождь, и мы гадали, как же пройдёт наше выступление под непрекращающейся ливнем, ведь мероприятие проходило в лесопарковой зоне вышеупомянутого города.

Приехали незадолго до выступления, — продолжает рассказывать атаман, после размещения в гостинице решили слегка перекусить. И тут начались самые необычные вещи, которые могут происходить только в научно- фантастических фильмах. Как только нам принесли первое блюдо раздался дикий шум бьющейся посуды. Оказывается, полка, на которой стояли чистые тарелки в баре, рухнула и упала на пол. Бой бьющейся посуды привлёк внимание всей гостиницы, ведь ресторан находился на первом этаже гостиничного комплекса.

Официанты и повара были в недоумении, некоторые даже выглядели расстроенно – но не мы. Нам было весело, прекратился дождь, мы говорили о энергетике, ведь для творческого коллектива, который в живую общается с публикой — это одно из главных настроений. Ведь петь хорошо- мало. Нужна позитивная энергетика, которая заводила бы толпу, и профессиональные артисты к этому относятся серьезно. Поэтому бой бьющейся посуды мы отнесли к своей готовности классно выступить, такая энергия и стала причиной странного случая, думали мы.

Полку поставили на место, оставшуюся уцелевшую посуду убрали в шкаф. И тут произошло то, что не должно было произойти — второй раз посуда вновь с громким шумом рухнула на пол. Чуть позже упала ещё одна полка. Как будто землетрясение пришло на Владимирскую землю. В недоумении официанты держались за головы, одна из них спряталась за барную стойку и испуганно наблюдала за этими событиями со стороны.

Мы смеялись от души, несмотря на странности, происходившие вокруг нас. Четыре раза гостиничный комплекс сотрясал бой посуды, кто-то даже начал поглядывать в нашу сторону, не казаков ли рук дело, уж больно весело они себя ведут, как вдруг фужер стоящий на столе (из него пила солистка нашего ансамбля) издал источающий свист и разлетелся на мелкие куски.

 

— Я не хохотал так уже триста лет, продолжает восторженно говорить Игорь, смеялись не только мы, смеялись все посетители ресторана и даже официанты, у которых страх перешёл в дикое истерическое ржание в прямом смысле слова.

— об этом мы говорили весь вечер после концерта и на следующий день, когда возвращались благополучно домой.

 

Хочу только добавить, что после нашего выступления на сцене пошёл дождь, и одна из женщин подойдя произнесла:

— Казаки выступили и опять плохая погода. Хотите верьте хотите нет, но такие вещи иногда происходят с нами на гастролях. Слава богу, что все прошло именно так. Мы замечательно выступили под палящим июльским солнцем на фестивале ПЕТРОВ ДЕНЬ. Огромная благодарность организаторам этого грандиозного казачьего мероприятия, администрации Киржачского района, владимирским казакам и особенно Елене Бандуриной.

Здесь были замечательные творческие коллективы, показательные выступления по боевому искусству, мастер классы, полевая кухня и многое другое. Фестиваль проходил в парке с красивым названием Александровский сад, через весь парк проходил мост, который занесён в книгу рекордов Гиннесса, как самый длинный мост в мире.

 

Человек – это корабль, которым командует множество капитанов

 

Мы продолжаем публикацию психолога Игоря Николаевича Сокуренко. В ней описываются наблюдения, которые проводились автором в течении тридцати лет. Вы сможете найти ответы на интересующие вас вопросы. Наберитесь терпения и мужества, в этой книге говорится о вас, в этой книге говорится правда, которой нам так не хватает в жизни.
Как читать эту книгу?
Не торопитесь пролистывать страницы. Книга составлена таким образом, что над каждым предложением необходимо задумываться. Там вы найдете себя и те обиды с которыми вам предстоит жить в дальнейшем всплывут сами по себе. Читайте и находите ответы, а найдя их сбросьте тяжесть и живите лучше.
Глава 7
Бытует мнение, что воспитанием нужно заниматься с подрастающим поколением закладывая им в подсознание теорию: что такое хорошо, а что такое плохо. Но это ошибочная точка зрения, ибо воспитание — это каждодневный труд, для каждого человека и взрослого то же. Воспитывая нас в духе добра и зла, воспитатели сами становятся извращенными и свои действия оценивают, так как им бывает удобно, рисуя при этом схемы оправдательного поведения своих грехов. Рано или поздно элемент гениальности подступит к личности и она станет социально неуправляемой. Такому обиженному на судьбу человека, сложно ужиться в семье и коллективе. Мы видим в интернете армию нереализованных людей, извращенных, непризнанных гениев. Как правило, и семьи в таких случаях распадаются. Переполненные амбициями и присущим эгоизмом люди безжалостно рвут нити таких сложных отношений как брак или работа.

Но если воспитание не упущено — будет все не так. Средства массовой информации формируют наше мнение относительно того или иного события, воспитывают нас рекламы, правила поведения в общественным местах, все это форма влияния на индивида, которая к сожалению сглаживает все индивидуальные качества. Они же разрушают личность человека и человек вынужден бороться, иногда противопоставляя себя системе. Хочу привести пример воспитания, который происходит у животных.
Взаимное влияние хищника и жертвы дает замечательные образцы того, как отбор заставляет одного из них приспосабливаться к развитию другого. Быстрота преследуемых копытных культивирует мощную прыгучесть и страшно вооруженные лапы крупных кошек, а те – в свою очередь – развивают у жертвы все более тонкое чутье и все более быстрый бег.
Итак одни противники воспитывают других, держа их в постоянном напряжении, не давая возможности расслабиться. Взаимоотношения нападающего и жертвы у людей формируются таким же образом. От преступников мы защищаемся решетками на окнах, правилами поведения в общественных местах, сигнализациями и законом.
Люди, которые игнорируют правилами безопасности, часто сами попадают в неприятные истории. Некоторые современные психологи утверждают, что жертвы зачастую провоцируют соих обидчиков. Например девушка, которую изнасиловали, шла одна по лесу ночью, в короткой мини юбке с открытыми частями тела, и не стремилась сразу убежать, завидя угрозу. Или горе предприниматель, который разбросал строительный материал не огородив его забором, пусть будет уверен, его рано или поздно обворуют.
В жизни производственного коллектива или обыкновенной семьи мы наблюдаем аналогию. Необычное сходство поведения людей и животных дает нам возможность методом наблюдения проводить черту и давать весомые рекомендации тем руководителям, которые дорожат своей репутацией. А как известно человек – это корабль, которым командует множество капитанов.
Йеркс справедливо заметил: «Один шимпанзе – вообще не шимпанзе». Можно сообщить вам с полной ответственностью тот факт, что коллективом управляет не один директор. Это делает как правило группа приверженцев, которые поддерживают своего руководителя. Они держатся вместе и полностью соглашаются с любыми выходками своего руководителя, разумеется за это они получают снисходительность и земные блага.
Как правило они контролируют других сотрудников, особенно молодых, вновь прибывших. По сему и директор и правитель народов не управляет государством один. Это делают множество заместителей, министров, советников имея свой кусок власти. Таких подчиненных необходимо контролировать, а они в свою очередь будут контролировать своих непосредственных подчиненных. Такое иерархическое управление заслужило должное внимание для тех кто хочет не только удержаться в должности руководителя, но иметь перспективы в карьерном росте. Невольно напрашивается правило «семи». Что это за правило мы вам расскажем.
Человек так устроен, что его мозг не может запомнить более семи цифр, событий или историй. Попробуйте провести эксперимент, напишите в тетрадке семь двузначных или трехзначных цифр, и постарайтесь их повторить в той же последовательности не заглядывая в тетрадь. А теперь напишите девять таких цифр и постарайтесь проделать то же — вероятность ошибки на много увеличится. В управлении людьми мы наблюдаем аналогию, легче контролировать поведение семи человек чем десяти. Контролируйте и воспитывайте заместителей, если они у вас есть, и не старайтесь всех своих сотрудников помнить наизусть это может навредить вашей репутации.
Ваш Игорь Сокуренко

 

СЛАВУ ДАЕТ ПОБЕДА, А НЕ СПОСОБ КАКИМ ОНА ДОСТАЛАСЬ

 

Мы продолжаем публиковать следующие главы книги «Попасть в десятку», автор талантливый психолог-практик Игорь Николаевич Сокуренко. Книга о психологии влиянии, о жизни и о правильности принятия решения.
Самое важное в этом мире — познать самого себя и уметь взвешивать свои силы. Поистине страсть к продвижению по службе — дело естественное и обычное; и тех, кто учитывает при этом свои возможности, никто не осудит; недостойную осуждения ошибку совершает тот, кто не учитывает своих возможностей и стремится к завоеваниям любой ценой. Разумеется, качества которыми должен обладать современный руководитель определил классик Макивавели сотни лет назад.
«С друзьями он был ласков, с врагами — беспощаден, с подданными -справедлив, с чужими — вероломен. И если мог одержать победу хитростью, никогда не старался одержать ее силою, говоря, что славу дает победа, а не способ, каким она далась».
Ненавидят государей за посягательство на добро и женщин своих подданных.
Презрение государи заслуживают непостоянством,
легкомыслием, изнеженностью, малодушием и нерешительностью.
Этих качеств надо остерегаться как огня, стараясь, напротив, всегда быть великодушными, бесстрашными, основательными и твердыми.
Ничто не может внушить к государю такого почтения, как военные предприятия и необычайные поступки.
Когда кто-либо совершает что-либо значительное в гражданской жизни, дурное или хорошее, то его полезно награждать или карать таким образом, чтобы это помнилось как можно дольше. Но самое главное для государя — постараться всеми своими поступками создать себе славу великого человека, наделенного умом и знаниями.
Полагайтесь на благодетельное время
Моисей не убедил бы народ Израиля следовать за собой, дабы выйти из неволи, если бы не застал его в Египте в рабстве и угнетении у египтян.
Люди по природе своей изменчивы и полны вероломства
О людях в целом можно сказать, что они неблагодарны и непостоянны, склонны к лицемерию и обману, что их отпугивает опасность и влечет нажива.
Пока ты делаешь им добро, они твои всей душой, обещают ничего для тебя не щадить: ни времени, ни жизни, ни имущества, но когда ты обратишься к ним с нуждой, они тотчас от тебя отвернутся.
Кроме того, люди меньше остерегаются обидеть того, кто внушает им любовь, нежели того, кто внушает им страх, ибо любовь поддерживается благодарностью, которой люди, будучи дурны, могут пренебречь ради своей выгоды, тогда как страх поддерживается угрозой наказания, которой пренебречь невозможно.
Мы говорим о благоприятном времени и о людях, которые способствуют в решении поставленных задач. А как же иначе, ведь речь идет о управлении людьми и о благополучии государства. В свое время о революции в России говорили так:
— созрел революционный момент или тот случай, когда верхи не могли, а низы не хотели жить по — старому. Время перемен, это время, когда люди не хотят жить так, как жили.
1993 год (Журнал ЗАКОН И ПРАВО)

 

СКАЗКА О ХИТРОЙ ЛИСЕ И БЛАГОРОДНОМ ЛЬВЕ

Как то после славной охоты на быка лев заинтересованный приближением лисы, начал рассуждать. Он сказал:

— Я царь, все в округе боятся меня и почитают, а ты пресмыкаешься, подкрадывается, хитришь и юлишь. Бесславна жизнь твоя.

Ничего не ответила лиса, лишь с ухмылкой облизнулась и стала ждать, пока лев не насытится быком и оставит ей кусочек туши.
Прошло время.
Однажды лев, обходя свои владения и выслеживая добычу попался в охотничий капкан. Вся его сила и вся мощь его когтей не смогли справиться с ним. Мимо проходила лиса, осторожность которой была известна в округе.
Лев сказал:
— Ты хитришь и юлишь, и ты на воле, а не я, и вся моя сила и все благородство и царствие в этих краях не спасут меня.
Лиса же с ухмылкой облизнулась и пошла восвояси ничего не сказав.
И. Сокуренко

ДАЖЕ СЛОМАННЫЕ ЧАСЫ ДВА РАЗА В ДЕНЬ НЕ ВРУТ

Глава 5 книги «Попасть в десятку»
Автор И. Сокуренко
Говоря о закономерности человеческой жизни, как о истине, я снова и снова думаю о правилах поведения людей, которые не меняются тысячелетиями. И эти правила работает всегда.
Выражаясь высказываниями классика, я могу с полной уверенностью подтвердить, что именно бытие определяет сознание. Другими словами социальная среда определяет поведение личности и в зависимости от этого человек становится львом или лисой. Это правда, как правда и то, что сломанные часы не врут хотя бы два раза в день.
В любой социальной группе, будь то школьный класс или аудитория офисных сотрудников, есть свои любимчики и изгои. Возьмем, к примеру, школу. В каждом классе вы найдете отличника, двоечника, стукача и негласного лидера, который, как вожак стаи контролирует все процессы, происходящие в период его правления, то есть во время учебы.
Ребенок после школы приходит домой и попадает в другую социальную среду, где существуют такие же разграничения, только меняются исполнители ролей. На место грозного лидера становится отец, а роль стукача к примеру, играет младшая сестра. И этот процесс бесконечен, но ведущую роль всегда играет организатор.

И так предположим, что вы собрали своих друзей и предложили им сыграть в игру, какую? Не имеет значения. Если, хотя бы несколько человек соглашаются следовать правилам игры, они становятся участником мнимого спектакля, где распределяются роли согласно внутренним качествам их исполнителей. Не смотря на то, что вы раздаете роли короля и прислуги на ваше усмотрение, время показывает, что королем может стать не тот человек, которому вы уготовили корону. И со временем, все становится на свои естественные места. Побеждает личность и ее качества.
В жизни мы видим аналогичные истории, когда назначенный царем бездарный главнокомандующий проигрывает войну, из за своей нерешительности и нужно время, для того что бы к управлению войсками пришел истинный герой Суворов или Нахимов.
К сожалению, человечеству такие эксперименты ответственных лиц обходятся миллионами жизней. Но сейчас речь не об этом. Мы говорим о роли учителя в классе или о роли главенствующего родителя в семье, который устраивает этот жизненный спектакль с распределениями ролей. Он тот, как раз стоит в стороне и наблюдает. Он не лидер, он режиссер. Он только корректирует процесс, которые происходят на его глазах, иногда вмешиваясь по своему усмотрению. Он это все устроил. И вся ответственность происходящего лежит на нем. Ему меньше всего достается от его актеров, потому, что они все заняты перераспределением ролей, интригами и сплетнями. Во всех бедах они винят друг друга.
И никому и в голову не придет обвинить того, кто придумал все это. Даже если недовольный чем то актер выходит из игры на его место приходит другой и все идет своим чередом. Но не всегда так бывает.
Придет время и в один час группа актеров объединяется и весь спектакль рушится, крах…. революция или ПЕРЕЗАГРУЗКА.
Почти каждое, хоть сколь-нибудь вооруженное животное, начиная с мелких грызунов, в случае опасности яростно сражается, если у него нет возможности бежать.
В английском языке выражение «сражаться, как крыса, загнанная в угол» символизирует отчаянную борьбу, в которую боец вкладывает все, потому что не может ни уйти, ни рассчитывать на пощаду. Эта форма боевого поведения, самая яростная, мотивируется страхом, сильнейшим стремлением к бегству, которое не может быть реализовано потому, что опасность слишком близка. Животное, можно сказать, уже не рискует повернуться к ней спиной – и нападает само, с пресловутым «мужеством отчаяния». Именно это происходит, когда бегство невозможно из-за ограниченности пространства – как в случае с загнанной крысой, – но точно так же
может подействовать и необходимость защиты выводка или семьи. Нападение курицы-наседки или гусака на любой объект, слишком приблизившийся к птенцам, тоже следует считать критической реакцией. При внезапном появлении опасного врага в пределах определенной критической зоны многие животные яростно набрасываются на него, хотя бежали бы с гораздо большего расстояния, если бы заметили его приближение издали. Цирковые дрессировщики загоняют своих хищников в любую точку арены, ведя рискованную игру на границе между дистанцией бегства и критической дистанцией.
Когда же побежденный обращается в бегство, инерция реакций обоих животных приводит к явлению, происходящему во всех саморегулирующихся системах с торможением, а именно – к колебаниям. У преследуемого – по мере приближения к его штаб-квартире – вновь появляется мужество, а преследователь, проникнув на вражескую территорию, мужество теряет. В результате беглец вдруг разворачивается и – столь же внезапно, сколь энергично – нападает на недавнего победителя, которого – как можно было предвидеть – теперь бьет и прогоняет. Все это повторяется еще несколько раз, и в конце концов бойцы останавливаются у вполне определенной точки равновесия, где они лишь угрожают друг другу, но не нападают.
Исходя из вышесказанного, можно с уверенностью сказать, что при управлении людьми должно помнить о загнанной крысе и о форме защиты. Давайте людям возможность уйти достойно, не покушайтесь на их личное имущество и не вторгайтесь в то, что мы называем семьей, ибо человек будет отчаянно сражаться и мстить, ибо у него нет выбора.
Человек, которого вы увольняете или пытаетесь наказать, должен иметь путь отступления и тогда руководитель получит меньше проблем и недругов. Но если вы даете возможность ему уйти опасайтесь, что когда он придет домой и встретится с женой или друзьями его сила и уверенность в своей правоте может вернуть ситуацию в сторону конфликта и он может продолжаться, хотя уже и с меньшей силой и яростью. Так. устроен человек и таковы стандартные действия обиженного. Мудрый руководитель, дабы избежать большого волнения должен применить образ льва и лисы, проявив при этом храбрость и хитрость. дабы обойти капканы и не потерять лицо. Так какие же качества должны быть у современного руководителя?

ДОКУЧАТЬ СВОЕМУ ПРОТИВНИКУ

«Там где тонко, там и рвется» гласит пословица и с ней нельзя не согласиться.
И действительно, всегда легче случиться пожару там, где люди не заботятся о противопожарной безопасности, а заболеть легче тому, кто не следит за своим здоровьем, ходит например раздетый в промозглую погоду, переохлаждается и т. Д.
Чем больше защищен человек, тем меньше его коснется та или иная проблема и эти правила распространяются на все случаи нашей жизни, начиная от болезни и заканчивая мистическими неудачами.
Вороны, или маленькие обезьяны не так защищены, как стадные животные, которые имеют огромные размеры, силу и рога и при случае могут дать отпор.
Для них единство – это сила. Отражение хищника в одиночку, не всегда эффективно. Но именно эти групповые действия имеют видосохраняющую ценность. Если стая галок и не спасает своего члена стаи, попавшей в когти ястреба, а лишь докучает ему, то он начинает охотиться на них менее охотно, чем, скажем, на сорок. Этого уже достаточно, чтобы защита собрата таким способом приобрела весьма существенную роль.
Тоже относится и к «запугиванию», с которым преследует хищника, например самец косули, или к яростным крикам, с какими преследуют леопарда маленькие обезьянки, прыгая по кронам деревьев на безопасной высоте и стараясь подействовать тому на нервы.
Усложняя нападение хищника – они так защищаются.
Бюрократы, таким же способом затрудняют доступ для обычных обывателей, которые приходят к ним по каким либо вопросам. Это касается и судебной системы и полиции и многих других институтов..
Можно предположить, что эта обычная форма защиты, которую придумали чиновники, что бы избавить себя от докучающих посетителей. Итак, сегодняшний современный руководитель должен помнить, что оружием противостояния от назойливых посетителей может быть эффективное препятствие, которое человек искусственно организовывает, чтобы не так просто было с ними справиться, другими словами это — бюрократический инструмент.
Сложное отношение между мужчиной и женщиной, тоже является объяснением такого рода поведения.
Чтобы отсеять случайные связи, женщина создает препятствия в ухаживаниях назойливых кавалеров. Видимо, по этой же причине, в древности рыцарю предлагалось пройти различные испытания.
Но, все же настоящие чувства не знают преград.
«Стучите, да отворится вам», гласит библейский сказ, и с ним нельзя не согласиться.
Для голодного ястреба шум галок не является большим препятствием. Так и для влюбленного не являются препятствием преграды, их можно преодолеть – если очень захочется.

Игорь Сокуренко

Фыкалка сгубила Чуканка поэма

Ой ты Фыкалка — ты ведьма старая
Невзлюбила молодого паренька
За улыбку и за очи карие
Цыганенка Чуканка

И глядела та, в глаза его бездонные
И измены не забыть клялась
И сверкали очи разъяренные
Извести его взялась

Ой Чукан, кровиночка безгрешная
Пенза матушка тебя не приняла
Изведет цыгана ведьма здешняя
За невинные дела

Ах ты Фыкалка, ты Леля Дусина
На кресте в любви ты мне клялась
Извести Чукана ты задумала
Вскоре та затея удалась

Воровали оба на Арбатовской
Чемодан уперли сообща
И на выходе согласно обстоятельствам
Чуконка ЧК взяла

Веселится Фыкалка безродная
Ты же сука всем лгала
Ах ты Фыкалка ты ведьма подлая
Цыганка ментам сдала

Из Петровки вышла оголтелая
И до хаты побежала напрямик
Там и встретили ее дружки Чуканова
Танька «Пегая» и Лешка «Воротник»

Так не жить же Фыкалке доносчице
От законов наших отреклась
За Чукана — цыганка кудрявого
Тут и жизнь её оборвалась

ШКАРА ШМАРИНА Новогодние страшилки — частушки

Мама – стрелою с базара назад,
Знала: ждут семеро дома козлят,
Шкара подлюга стоит у окошка
Серые ушки, в зубах козья ножка.

* * *

Вова костюмчик на елку одел
Праздничным шагом вперед полетел
Все убежали – сверкали штиблеты
Шкара сожрала под елкой конфеты

*

 

Стонет и плачет у елки Мальвина:
Кто мне поможет найти Буратино?
Нижняя челюсть Пьеро задрожала
Толстая Шкара мальчишку сожрала

***

Красная Шапочка взяв пирожки
К бабушке в домик пошла у реки
Встретила Шмарину зимней порой
Шапка теперь не вернется домой

**

Дедушке Шкара спекла колобок
Было старухе тогда невдомек,
Вот с той поры ей не спится от злости
Он заменил деду Шмарины кости.

Мокша и Шкара пошли на пикник.
Сели на травку — послышался крик.
Принялась Мокша Шкару журить —
Надо же задом ежа раздавить!

Маленький мальчик отправился в лес,
От Шкары, спасаясь на ёлку залез.
— Ты не попутал Сережа рамсы?
Мямлила Шмара снимая трусы.

В детском классе для занятий
Тихо булькал кипяток,
Поливала Шкара Настю
Как лазуревый цветок

Шкара котов на концерте ловила —
Резала, вешала их и топила:
Звери плодятся, им нипочём…
После «Успеха» я стану врачом!

Возле досуга, где сохли две ели
Шмарину Пашка качал на качелях,
Трос оборвался, брызнула кровь,
Так умирала большая любовь.

Мама Шкаре выколола глазки,
Чтобы та конфеты не нашла
Шкара больше не читает сказки,
Ну, а нюх мамаша сберегла!

Шкара конфетку нашла под ногами,
(Яд в шоколад был подмешан врагами),
Взяла, сожрала и Шкары не стало,
Не подбирайте с земли что попало!

Шкара Шмарина в окошко
Бросила троих щенят
Разродилась лабрадорша
Ой! Как здорово летят!

Старая Мокша на карнавале
Маску одела, чтоб не узнали.
У Шкары согнулись две толстых ноги,
Увидела Мокшу в костюме Яги.

Толстая Шкара, как видно стара,
Как-то картошку пекла у костра,
Но поскользнулись короткие ножки
Долго в костре обгорали сережки.

Ягоды Шкара в саду собирала,
Рядом мордвинка картошку копала.
Шкара нагнулась! Вот тебе раз!
Лопата прошла через шмаринский глаз!

Шмарина Шкара нагадить решила
Чашку бензина на входе пролила.
Вот вам сотрудники! Е.б вашу мать,
Будете знать как окурки бросать.

Шкара на речке таскала рыбешку,
Но, на беду задремала немножко,
В воду упала и всем облегченье
Трупик распухший поплыл по теченью

Толстым задом и ногами
Вдруг протиснется к двери
Шкару Шмарину узнали ?
Шкара Шмарина внутри.

ПЕТРОГРАДСКАЯ ГАРМОНЬ

Разверну гармонь

Узором, раскрываются меха

Поцелую девку клеву

В распрелестные уста

Песня взрывом разлетится
Всюду слышны голоса
Пыль на улице клубится
Люди шепчут - чудеса

Удивляется прохожий
Видя что народ резвится
Раскрываясь чудным взором
Звон бокалов серебрится

У прохожего Тимони
Ноги сами пляшут в лад
Звуки старенькой гармони
Удивили Петроград

Я на питерке играю
В петроградской слободе
Так минорку величают
В повсеместной стороне

Петроградская минорка
Мою душу теребит
То вздыхает тихим вздохом
То трехрядкою звенит

 

НОВОГОДНЕЕ ПОЗДРАВЛЕНИЕ СОБСТВЕННОГО СОЧИНЕНИЯ

Я хочу друзья Поздравить
Всех в волшебный, дивный час
С Новым Годом! С новым счастьем
Праздник этот высший класс

Чтобы денег греб лопатой
Что были все богаты
Чтобы мы всегда имели
Инструмент для этой цели

Чтоб блестели ваши судьбы
Чтобы легки были будни
Чтобы зимушка зима
Много счастья принесла

Я же дедушка мороз
Всех готов трепать за нос
Что бы помнили ребята
Зайцы, зайчики, зайчата
Чтоб январьскою порой
Слышен был курантов бой

И тогда для всех желаний
Будет место в Новый Год
И тогда для всех стараний
Будет должность и почет

С Новым Годом Поздравляю!!
Пей, гуляй честной народ
Звезды искрами сияют
Едет, мчится НОВЫЙ ГОД!!

Шкара Шмарина на МАСЛЕНИЦЕ СМЕШИЛКИ — СТРАШИЛКИ

Веселись честной народ
Шкара Шмарина идет
Вся нарядна, толстозада
Мед и пряники грызет

На коротеньких ноженках
Всюду слышны топтуны
Шкара Шмара Мертвякова
Захотела печь блины

Вся в сметане и помаде
С Толстозадым черпаком
Вот те Юра! Вот те Шура!
Шкары Шмары блин готов!

Заорет своей трубою
Завизжит, затупотит
Поздравляю!!! Поздравляю !!!
Шкара Шмарина Кричит

Не щипай меня мороз
Ты, за мой турецкий нос
Нос турецкий шмыг, шмыг
Шкара Шмара — прыг, прыг
Топатушки топтуны
Шкара Шмара ест блины
МАСЛЕНИЦА МАСЛЕНИЦА

СЛУЧАЙ С ПОЖАРНОЙ МАШИНОЙ

Как то попал я в полк дальней авиации на стажировку. Было это в далеких восьмидесятых. Самолеты в ту пору часто летали «за угол», выполняли боевое задание на больших расстояниях от береговой черты. В основном это были разведывательные и тактические задания. Летать приходилось много, иногда с дозаправкой в воздухе. Летали по 10- 12 часов и как говорится видели всякое. То американец на «Фантоме» подойдет, их летчик, машет нам руками, а на самолете русалки намалеваны, то огромные торговые и пассажирские корабли с бассейнами на палубе медленно тянутся куда — то восвояси.
Так вот произошел на аэродроме такой случай.
В ночную смену солдаты из пожарной аэродромной части, слили из автоцистерны воду и заправили ее керосином. Ну и поехали самовольно в ближайшую деревню торговать им. Что продали, а остатки не стали сливать, привезли обратно. Утром на дежурство заступила другая смена, а в пожарной машине все оставался керосин. Так вот заходил с радиуса тяжелый бомбардировщик и при посадке подломилась у него передняя нога. Самолет брюхом коснулся бетонки и загорелся. Ясное дело сразу на полосу примчалась пожарная
машина, а в ней как вы понимаете был заправлен керосин. Ну по понятным причинам самолет так разгорелся, что вскоре сгорел дотла. Хорошо летчикам удалось во — время покинуть самолет и все остались живы. Вот такие дела

КАК ЛОШАДЬ УКУСИЛА ОДНОГО ДЕПУТАТА

СМЕШНАЯ ИСТОРИЯ, КОТОРАЯ ПРОИЗОШЛА НА КАЗАЧЬЕМ ПОДВОРЬЕ

ЮМОРИСТИЧЕСКИЙ РАССКАЗ

-Ей Богу не вру, - орал маленький и очень толстый человек тыкая мне под нос большой опухший палец правой руки.

Со стороны этот человек напоминал букву "О". Круглый, лысый с огромной бородавкой на носу, вечно улыбающийся гражданин эмоционально указывал рукой  в сторону конюшни. Шли медленно. От него слегка несло A-LA AMBRE

-Да не может такого быть, он  не кусается, - отвечал я пожимая плечами. - Дети каждый день приносят мерину яблоки и морковку и даже  суют эти лакомства ему прямо в пасть. - Странно, очень странно...

- А вы его гладили?

-Да, я попытался его погладить, и вот результат...  Депутат с ужасом посмотрел на свой посиневший палец.

 

Мы подошли к леваде. Миндаль, так звали мерина, увидав меня, как собачка завилял хвостом и подпрыгнув подбежал к ограде. Мы остановились. Обиженный гражданин прятался за моей спиной. 

-Миндаль, хороший, - говорил я слегка похлопывая  его по загривку. 

-Погладьте, не бойтесь,- сказал я пострадавшему депутату.

Тот, неуверенно протянул руку к мерину. Краем глаза я увидел, что у коня ощетинилась шерсть, он весь  напрягся и ...

Раздался такой сильный хлопок, который нельзя ни с чем спутать. Его можно обозначить пожалуй только одним выражением "КЛАЦАНЬЕ ЗУБОВ" .

Да, да-  это произошло так внезапно, что ни кто и глазом не успел  моргнуть. Как умудрился этот, только что похмелившийся гражданин, одернуть руку и с какой быстротой у него это вышло до сих пор не пойму. Мы молча проследовали обратно.

Послесловие

PS

Конюх Сашка рассказывал после, что после восьми вечера к подворью подъехала машины. Из нее вывалился круглый и короткий гражданин в сильном подпитии и деловито сунул ему под нос удостоверение. Напуганный конюх проводил народного избранника  к конюшне. Что уж было дальше, он не уточнял, только слегка хи-хикал себе под нос. Вот такая история.

Игорь Сокуренко "Шедевры юмористического творчества"

Смотри 

ПЕСНЯ «БРАВО КАТЕРИНА» КТО АВТОР? НАШЕ РАССЛЕДОВАНИЕ

 

 

ВЗБЕСИВШИЙСЯ КОНЬ (ВИДЕО)

ВЗБЕСИВШИЙСЯ КОНЬ (ВИДЕО)

ТАНЮХА. ПОЛНЫЙ СБОРНИК ЮМОРИСТИЧЕСКИХ РАССКАЗОВ

ТАНЮХА. ПОЛНЫЙ СБОРНИК ЮМОРИСТИЧЕСКИХ РАССКАЗОВ

КТО ОНИ -ЭТИ ШУТЕЙНЫЕ ПЕРСОНАЖИ ИЗ КНИГИ «ГАСТРОЛЬНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ АНСАМБЛЯ «КАЗАЧИЙ ДЮК»?

Об этом мы спросили руководителя ансамбля "Казачий Дюк" и по
совместительству автора книги "СМЕШНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ АНСАМБЛЯ "КАЗАЧИЙ
ДЮК" Игоря Николаевича Сокуренко....

От куда берутся эти истории и персонажи, неужели все, о чем вы пишите было на самом деле...

На мой взгляд, только в России самая волшебная из волшебных сказок не избежит упрека в покушении на оскорбление личности!

Образы Бубкина, Шкары Шмариной Шкара Шмарина на МАСЛЕНИЦЕ СМЕШИЛКИ — СТРАШИЛКИ
и Лысого, отображают портрет, не только одного человека: это портрет,
составленный из пороков всего нашего общества, в полном их развитии.

- На этот вопрос я попытаюсь ответить словами Михаила Лермонтова

"
Вы мне опять скажете, что человек не может быть так дурен, а я вам
скажу, что ежели вы верили возможности существования всех трагических и
романтических злодеев, отчего же вы не веруете в действительность наших
героев? Если вы любовались вымыслами гораздо более ужасными и
уродливыми, отчего же этот характер, даже как вымысел, не находит у вас
пощады? Уж не оттого ли, что в нем больше правды, нежели бы вы того
желали!"

- Мне просто было весело рисовать этих людей, такими,
какими я их понимаю, и к их и вашему несчастью, слишком хорошо я их
знаю. Будет и того, что болезнь указана, а как ее излечить – это уж бог
знает.
Когда то в далеком прошлом были такие персонажи, которые по
возрасту, внешности и вокальным данным оставались далеки от творчества.
Они неожиданно для себя попали в мир шоу бизнеса, переполненный
шампанским, цветами и подарками, думая при этом, что что всегда так и
будет. Некоторые, после ухода из ансамбля, считая, что в них кроется
секрет популярности, даже попытались продолжить петь на сцене. Конечно
же это у них не вышло.

- Именно тогда, сошлись звезды и мир
повернулся к нам всеми сияющими лучами. Спустя годы я с умилением
вспоминаю истории происходящие с нами. Соблазн был очень велик, ведь
иногда в городах нас встречали как королей. Приглашали в рестораны,
почти всегда мы посещали дорогие сауны и чего там только не было.

Я
был бы полным невеждой если бы не написал эту книгу. Уже сейчас ее
читают сотни людей. Много положительных отзывов. Людям нравятся
персонажи Турки, Бубкина и Лысого.
- А откуда у вас появилась такая тяга к написанию книг?

-
Она произошла не вчера. Когда я был военным летчиком и служил на
СЕВЕРНОМ ФЛОТЕ я уже тогда писал, будучи внештатным корреспондентом
газеты "На страже Заполярья" и "Красная Звезда". Я описывал жизнь
военных летчиков, служивших на Севере и меня постоянно печатали. Сейчас
просто появилось время и я с большой радостью рассказываю истории
которые приключались с нашим коллективом.

- Я слышала что вы, на
протяжении многих лет возглавляли крупное государственное учреждение и
имели государственные награды, вас неоднократно отмечали как лучшее
подразделение в Москве.

- Ну видимо пришло время поменять что то в
жизни. Это - было мое решение, которое зрело в моей голове не один год.
Сейчас я выращиваю редкие породы птиц, развожу рыбу. Концертная
деятельность ансамбля успешно продолжается. "Казачий Дюк" только в этом
году дал в стране более сорока концертов. Нас это устраивает. Сочиненная
мной песня "Первая пуля" только в ЮТУБ прошла барьер пятидесяти тысяч
просмотров. Грех жаловаться. Сейчас происходит то, что я хотел и события
мирового масштаба меня стали меньше интересовать.

- В своем
интервью вы говорили о том что писать песни стали после чудодейственного
спасения на пожаре. а эту книгу написать что сподвигло?

- Люди. Я
специально придумал вымышленные имена что бы не дай Бог кто то не
подумал, что я пишу про него. У меня нет желания никого делать
знаменитым. Но то, что писал Гоголь, Булгаков и Чехов много лет назад
очень актуально и теперь. Я пишу о людях, а их поступки с годами не
меняются.

Я поражаюсь на сколько персонаж Швондера из "Собачьего
сердца", написанный Михаилом Булгаковым похож на общественника Бубкина,
который живет в нашем районе, с поразительной точностью ходит на
собрания, учит всех жить, и вечерами поет песни с умным лицом, а сам
стащил калоши в парадной у профессора Преображенского. Смешные и
забавные герои не раз порадуют читателя своим чудачеством.

Но в
большей степени конечно, эти образы собирательные, они отображают прежде
всего наше общество и ту правду, которую мы пытаемся скрыть сами от
себя. Такие глупые поступки мы видим сплошь и рядом в политике, быту на
лестничной площадке. Потому я не открыл Америку и не в коем случае
никого не хотел обидеть. Дурак не заметит, а умный не подаст вида.

-
Игорь Николаевич! , много людей читают рассказы о смешных гастрольных
путешествиях ансамбля "Казачий Дюк", как же так получается, что все
члены вашего коллектива карикатурны?

Эти истории имеют
художественный характер и в них много вымысла. Действительно некоторые
образы писались с представителей нашего ансамбля,- отвечает атаман
Сокуренко. Я описываю всего несколько человек, которые по определенным
причинам этакое вытворяли на гастрольных концертах. Кто то имел
пристрастие к алкоголю, кто то возвеличивал себя в стадию великого
певца, ну а кто то просто весело проводил время. Но крышу сносило у
многих. На столько замечательные это были люди. Но когда они оказывались
в командировках, с ними происходило нечто...

Я помню как Турка
выйдя из парилки с разбегу влетела в бурлящий бассейн, барахтаясь в нем
своими коротенькими, сформированными на образ двух подушек ножками, а за
ней с визгом нырнул абсолютно голый клоун Кокушка и в это время
зазвонил телефон. Звонил муж Турки. Как же она вылетела из воды обратно,
с такой же скоростью, как и влетела. Вот было смеху. Эти моменты я
подробно описываю в главе "Сауна". Некоторые смеются, некоторые краснеют
от откровенных сцен, но читают все.

С многими я был знаком более
десяти лет, а когда организовал ансамбль, и пригласил их стать
солистами, то на мое удивление, вдруг с ними стали происходить эти
истории. заслуживающие всеобщего внимания. Люди просто менялись. Такая
вот психическая и заразная - "звездная болезнь". Все вдруг захотели
славы и богатства, а некоторые даже решили, что все держится на них....

Даже
общественник Бубкин изменился. Видимо Бубкин не зря был Бубкиным, Бубка
у него была еще та. Однажды он даже покушался на "невинную" Турку, но
та обремененная глубокими морщинами на переносице и бесконечно звонившим
по телефону, ревнивым мужем не заметила ухаживаний Йозефа и никак не
отреагировала.

Мы не планировали заниматься творчеством
профессионально. Решили организовать ансамбль на местном уровне и вот
что вышло. Через год нас приглашали для выступления на лучших площадках
страны. Конечно же, в последствии стал вопрос о профессиональной
подготовке коллектива, где учитывался и возраст и внешность и вокальные
данные. Поэтому пришлось менять состав, а шутейные персонажи сами по
себе исчезли оставив огромный шлейф смешных воспоминаний.

Чего
только стоил образ пятидесяти трехлетней, толстозадой и коротконогой,
крашенной Турки с турецким носом, которая к тому же при пении не
попадала в ноты. По своему она конечно же была привлекательная, как
говорится на вкус да на цвет..., но все же поезд сделал остановку и
ехавшие в нем пассажиры вышли на платформу, а другие отправились дальше.
В жизни все именно так. Потому и возникли эти персонажы, которые
вызывают умиление у сотен людей читающих мои рассказы. Люди их просто
полюбили. Они были наивные, добродушные, интересные и по своему
талантливы. Они все так же продолжают трудиться на своих скучных
работах, вспоминая о поездках как о чем то особенном в своей жизни

- А что же теперь происходит с вашим коллективом?

-
Наш коллектив существует уже много лет и работает на очень высоком
профессиональном уровне в концертном зале "Россия", на КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ и
так далее.

- Как вы думаете ?? Будут у них еще творческие взлеты?
И все же хотелось бы узнать по подробнее о дальнейшей судьбе этих
людей, о которых написано так много.

- Вы знаете,- отвечает Игорь
Николаевич,- эта книга стала очень популярна среди читателей, мы
отслеживаем просмотры на наших сайтах и поверьте мне - сотни людей,
ежедневно читают ее, и даже скажу вам по секрету у нас готовится проект о
создании телесериала. На блогах люди задают одни те же вопросы. Мы
вынуждены были даже обратиться к одной известной гадалке - которая на
черных петухах разложила судьбу наших героев. Для убедительности и более
точных прогнозов гадалка попросила принести фотографии и их не
стиранные вещи. Она проделала какие то таинственные ритуалы со свечками,
благовониями и сушеными жабами и....
И вот что рассказала она о их будущем.

ПРЕДСКАЗАНИЯ МАДАМ ЛИГИС

Я конечно же не люблю всякие эти гадания, но для читателя наверное будет интересно как же устроят свои жизни наши друзья.

Мордвинка
Мокша: доживет до глубокой старости, даже какое то время будет жить за
границей. Не смотря на не одобренный ею выбор в женитьбе сына, все же
станет хорошей свекровью, будет варить мордовскую салму и водить внуков в
школу. Окончательно переедет в Москву, в Мордовию больше не вернется.
Хотя внукам будет рассказывать народные мордовские сказки, иногда сама
придумывая их.

Турка: В скором времени похоронит свою мать и на
какое то время переедет жить в Череповец. Из за подагры лишится
нескольких пальцев на ноге и сильно располнеет. Спустя годы ее будут
видеть прогуливающейся по череповецкой набережной, располневшую, с
палочкой в руках. Узнавать ее знакомые смогут только по турецкому носу.
После расставания с ревнивым мужем, больше судьбу свою она не устроит и
до старости останется одна. К стате муж после развода станет пить и
умрет. Но нужно отдать должное, она все же сумеет сохранить хорошие и
добрые отношения со своими подругами, Мокшей, Марочкой и теперешней
управительницей с непропорционально большой головой. Добрые воспоминания
о подругах, с которыми ей приходилось гастролировать в казачьем
ансамбле останутся навсегда.

Больше всего не повезло общественнику
Йозефу Валерьяновичу Бубкину. Его кипучая натура и характер
окончательно подорвут его здоровье. Гипертония от которой он мучился и
алкоголизм сделают свое дело. Он проживет чуть более пятидесяти лет.
Правда какое то время после паралича он все еще будет заниматься
общественной деятельностью с медицинской трубкой во рту. Посторонние все
чаще будут слышать его душераздирающие крики, про чистку подъездов и
уборку мусора на дворовой площадке. Очередная женщина от него сбежит и
он останется один. На похоронах будет присутствовать лишь несколько
попрошаек и атаман, который произнесет надгробную речь..

«Я часто
был несправедлив к покойному. Но был ли покойный нравственным человеком?
Нет, он не был нравственным человеком. Это был бывший негодяй, шалапут и
бездельник. Все свои силы он положил на то, чтобы жить за счет
общества. Но общество не хотело, чтобы он жил за его счет. А вынести
этого противоречия во взглядах Йозеф Валерьянович не мог, потому что
имел вспыльчивый характер. И поэтому он умер. Все..."

- Ну а что же Лысой?
-Этот тип еще трижды женится, заработает сахарный диабет и его гниющие
ноги будут сильно смердить на всю округу. Неоднократно он будет пытаться
создать свой творческий коллектив, но по каким то непонятным для него
причинам этого не произойдет. Потому, что лентяй он был еще тот. Очень
долго Лысой поддерживал отношения с Мокшей, и даже полюбил в частности
мордовские песни и салму, но то ли по забывчивости то ли по другим каким
причинам, стал терять память, а после уж и узнавать перестал родных и
близких. Сидя на лавочке у подъезда он будет слегка посвистывать,
кормить дворовых собак, которых никогда не любил и постоянно напевать
себе под нос песню "Разносольные хлеба". До конца дней своих он не
перестанет писать кляузы во все инстанции на всех своих обидчиков, при
всем при этом упоминая себя, как педагога с более чем двадцатилетнем
стажем..

Петр помимо простатита, хламидиоза и базальтовой болезни подхватит еще массу непонятных заболеваний, которые впрочем не помешают ему играть на гитаре и сочинять песни. До конца дней своих он так и останется непознанной творческой натурой абсолютно не приспособленной к жизни.

 

Одноименная повесть ТАНЮХА Глава №3 АНДРЕЙ ПОДЛЕЦОВ

В здании местной администрации бьет семнадцать. Чиновники и специалисты
разных мастей, в галстуках и строгих жакетах, быстрым шагом проходят по
коридорам и торопятся завершить свой рабочий день.

В кабинете
руководителя аппарата, в этой таинственной святая святых, сидит толстая
чиновница с отвисшими подмышками и под свой блестящий нос распевает:

Я не я, не я, не я

Я и лошадь не моя

Эх! ягода малина

Полюбила гражданина…

Она не торопится домой, молодой альфонс — муж сидит в соседнем кабинете уткнувшись в монитор компьютера.


Наверное опять в шкарики играет, думает Танюха. Так зовут нашу героиню.
Она часто меняет место работы и муж, как лисий хвост всегда следует за
ней.

Чиновница молча откусывает кусок хлеба, густо намазанный
толстым слоем сливошного масла и громко отхлебывает из огромной чашки,
напоминающей турнирный кубок.

— Хоть бы не пришла эта лысая образина, этот матершынник Подлещиков, — думает Танюха.


Придет вечно пьяный, глаза выпучит и час битый не уходит, а мне сегодня
пораньше домой надо….. Затем ее взгляд медленно переходит под стол,
где стоит начатая бутылка абхазского…

— Сейчас жахнуть или потом? про себя думает Танюха.

Стук в дверь.


Раш- ите, — из двери показывается улыбчивая, совсем лысая голова, нос
ее украшен огромной бородавкой издалека напоминающей жирного шмеля.

Толстая чиновница сразу узнает местного активиста Лаврентия Бубкина.

— Слава Богу не Подлещиков,- подумала она продолжая поглядывать на бутылку.

После
смеющегося приветствия в кабинет вваливается маленькое, кругленькое,
заплывшее жиром тело активиста — прохвоста, в темном пиджаке и галстуке.

При
каждом таком визите, она вспоминает первую с ним встречу. Когда еще
служил прежний руководитель администрации, то Лаврентий Бубкин выполнял
роль местного шута.

Всегда улыбчивый — состроит перед начальником идиотское лицо, вытянется, сделав под козырек, как солдат.

— А, Лаврентий! — Вот рекомендую:, — глядя на толстую чиновницу говорит начальник:

— Разбогател тем, что свиньей хрюкал и дурил своих товарищев — сослуживцев.


Подойди-ка сюда! — наливает прилюдно в стакан водки, вина, коньяку,
насыпает соли и перцу, смешивает всё это и подает прохвосту. Тот
выпивает и громко крякает.

— Он привык бурду пить, так что его от нормальных напитков мутит, — говорит руководитель.

— Ну, Лаврентий садись и пой. Бубкин садится, трогает жирными пальцами струны гитары и заводит водевильную песню.

При
этом окружающие хохочут. Ловко свернув губы в трубочку и надув щеки он
начинает петь, подмигнув при этом, сидящей рядом машинисточке Варваре ..

В
этот вечер ему кровь из носа необходимо было выпросить у чиновницы
некую малость, деньги на лечение. Нет, не подумайте, Лаврентий был
абсолютно здоров, он просто, только таким способом мог зарабатывать себе
на пропитание.

Обман, обман и больше ничего.

Он скажет ей, что заболел неизлечимой болезнью и что дескать только в Курске есть знахарь, который может излечить его.

Узнав
об этой новости Татьяна Бельминжановна поднимет общественность, думал
он и организует сбор денег. Сам же Лаврентий планировал отправиться к
тетке в Курск и там отсидеться. А после, явиться перед честным народом
абсолютно здоровым.

— Не откажет,- думал он

Однако, зная некоторые странности «толстой бабы», он поднимает свой вопрос не прямо, а с хитрецой.


Гляжу я на ваше лицо, Татьяна Бельминжановна, и вспоминаю прошлое… —
говорит он вздыхая уже немолодой чиновнице — Какие прежде, красавицы
были! Господи, что за красавицы! А теперь? Перевелись красавицы!
Настоящих женщин нынче нет, а всё какие-то, прости господи, индоутки да
кильки… Одна другой хуже…

— Нет, и теперь много красивых женщин! — не вставая из — за стола говорит чиновница


Где? Покажите мне: где? — горячится Бубкин — что вы Татьяна
Бельминжановна! По доброте своего сердца вы и ворону назовете
красавицей, знаю я вас! Извините меня за такие выражения, но я искренне
вам говорю.

Вчера я со своей хрюшкой — женой был на концерте и
обращал внимание на женщин: рожа на роже, страхолюдина на страхолюдине.
Вон хотя бы взять жену вашего помощника Андрея

Подлецова, так у него такая жена, на вид мужик мужиком да и только. Худая нос как у цапли ну кикимора и все тут.

Просидит всю жизнь дурак вот с этой стерлядью… с чертовкой с этой…


Но… ты с ума сошел? — спросила чиновница, боязливо косясь на
приоткрытую дверь. — Оскорбляешь жену нашего сотрудника… Вдруг
услышит…

— Да чёрт с ним! Всё одно, ни бельмеса в красоте не
смыслит. Ты при нем ее хоть хвали, хоть брани — ему всё равно! Еще
думает что удачно женился на молодухе. Вы на нос ее посмотрите! От
одного носа в обморок упадешь! Сидит целыми днями глядит в телефон, и
хоть бы одно слово! Как чучело бельмы на него таращит.

Андрей, сидя в соседнем кабинете громко зевнул и продолжил стучать по клавиатуре стоящего перед ним компьютера.


Удивляюсь, Татьяна Бельминжановна — продолжал Лаврентий — Живет этакая
страшилище в Москве десять лет, и хоть бы одно слово проронила!…..

Чиновница в интернете отыскивает фото жены Подлецова и рассматривает

— Чёрт ее знает! Вы гляньте на нос посмотрите на нос! На нос вы посмотрите!

— Ну, перестань… Неловко… Что напал на женщину?

— С такой фамилией она не женщина, она Подлецова, даже фамилия такая же как она сама..

На такую разве позаришься и в пьяном сне не приснится

чёртова кукла. И пахнет от нее каким-то гомнясом..

Прохожу мимо и видеть их вместе не могу!

Как
взглянет на меня своими глазищами, так меня и покоробит всего, словно я
в лоб Подлещикова чмокнул. Глядите, с презрением на всё смотрит…
Стоит, каналья с бакенбардами и сознает превосходство над всеми нами.
Тьфу!..

Андрюха, заподозрив, что о нем говорят, медленно стал подкрадываться к двери внимательно прислушиваясь.

Дверь слегка приоткрылась и присутствующие увидели согнувшегося в погибель Подлецова, который молча стоял у двери и подслушивал.

— Видали? — громко спросил Бубкин, хохоча. — Нате, мол, вам!

— Звали? — не растерявшись спросил Андрюха

— Пошел прочь! — крикнула толстая чиновница,- и не смей подслушивать больше. Подлецов удалился.

Между тем Бубкин, глядя на фото Андрюхиной жены продолжал.

— Ах ты, кикимора! Гляньте на эту цаплю с бакенбардами….

Нос точно у ястреба… А талия? Эта кукла напоминает мне длинный гвоздь. Так, знаете, взял бы и в землю вбил.

— Нет, нету красавиц в округе


Да взять вот хоть наших чиновниц и специалистов. Ведь многие из них
молоды, а некоторые еще не замужем, невесты, самые, можно сказать,
сливки — и что же? Хоть бы одна хорошенькая!

— Вот и неправда! Кого ни спросите, всякий вам скажет, что в нашем заведении много хорошеньких.

Например,
Ирочка Дыркина просто картинка! Я женщина, да и то на нее заглядываюсь,
кабы она б еще и работу знала свою, то ей вовсе б цены не было … Все
при ней и таз и физия.

— Не приведи Господи, — простонал Бубкин — а ноги? Что вы скажете про ее ноги?.

Вы видели ее ноги коротенькие, как две подушки, потому она и каблучищи напяливает, что уж ноги больно коротки.


Удивительно… — бормочет Бубкин — Ничего в ней нет хорошего, а все в
певицы метит, а у самой голос как у иерехонской трубы. Горлопанит и все
тут. Не стыда не совести, а ведь ей уже давно за пятьдесят стукнуло.

— А нос? Что вы скажите про нос?

— Прекрасный, укороченный, турецкий нос,- волнуется чиновница!

— А ноги? Вы поглядите на ее ноги : это… это совершенство! Пухлые и фигуристые, в древности с них бы писали картины!

Бубкину
не смотря на недостатки нравилась Дыркина. Однако, он продолжает
доказывать толстой чиновнице со свисающими подмышками, что в настоящее
время красавиц нет…

— Только и отдыхаешь, когда взглянешь на
лицо какой-нибудь женщины постарше, — говорит он глядя на нее — Правда,
свежести не увидишь, но зато глаз отдохнет хоть на красивых чертах…
Главное — черты!

А у вашей Дыркиной на лице не черты, а какая-то
сметана… кислятина… К тому же на лбу ужасные морщины, которые она
кстате говоря замазывает толстым слоем тоника.

— Значит, вы не всматривались в нее… — говорит чиновница

— Вы всмотритесь, да тогда и говорите…

— Ничего в ней нет хорошего, — угрюмо вздыхает Бубкин.

Танюха вскакивает, идет к двери и кричит подслушивающему разговор Подлецову


Позвать ко мне Дыркину. Вы посмотрите теперь на ее ноги, — говорит она
активисту, отходя от двери. — Вы обратите внимание на глаза и на нос…
Лучшего носа вам не найти.

Через минуту в кабинет входит Дыркина.

— Подойдите поближе… — обращается к ней чиновница строгим голосом.


Бубкин вот жалуется мне, что вы… что вы невнимательны и опять
неправильно указали дату и время проведения очередного мероприятия.

Вы вообще рассеянны и… и… — бормочет Лаврентий рассматривая ноги и толстый зад Дыркиной.

— Стыдно, Дыркина — продолжает толстая чиновница — Нехорошо! Неужели вы хотите, чтобы я лишила вас премии?

Вы
уже давно работаете в администрации, и вы должны другим пример
подавать, а не то что вести себя так дурно… Но… подойдите поближе!

Чиновница говорит еще очень много общих фраз.

Дыркина рассеянно слушает ее и, шевеля ноздрями, глядит в потолок…


Задница конечно у ней ничего, только ноги слегка коротковаты и
сформированы как будто бы по образу двух подушек, а так ничего… Тихо
шепчет Лаврентий

— Что ей работа …

Рабочий день вот — вот
закончится, а дальше, хоть трава расти, домой вырвется…. Нужна ей
триста лет эта работа. Не работа ей нужна! Ей нужен простор.. вздыхает и
продолжает думать:

— Ох, эти ноги, не то что у моей жены — хрюшки!


Хорошие успехи могут быть только при внимании, — продолжает чиновница а
вы невнимательны… Если еще будут продолжаться жалобы, то я принуждена
буду наказать вас… Стыдно!

«Не слушай, Дыркина, эту толстую
бабу, — думает Лаврентий . Нисколько не стыдно… Ты гораздо лучше нас,
даже с такими неприлично толстыми ногами».

— Ступайте! — строго говорит чиновница.

Дыркина подкатив глаза с ухмылкой выходит.

— Ну что? Всмотрелись теперь? спрашивает чиновница? Бубкин не слышит ее вопроса и всё еще думает о Дыркиной заднице.

— Да, вот это задница,- еле слышно говорит он.

Его уже совсем завядший корешок, от таблеток для давления дал о себе знать и Лаврентий как бы очнулся.


Ну? Что? — повторяет толстая чиновница. Плоха, по-вашему? Бубкин тупо
глядит на чиновницу приходит в себя и, вспомнив о нужной ему сумме
денег, оживляется.

— Хоть убейте, ничего хорошего не нахожу… —
говорит он. — Вы хоть и постарше, а нос и глаза у вас гораздо лучше, чем
у нее… Честное слово… Поглядите-ка на себя в зеркало!

В конце концов Бельминжановна соглашается, и Бубкин получает необходимую сумму денег.

В
это время в своем кабинете депутат Подлещиков в одиночестве опрокидывал
двенадцатую рюмку. Он размышлял о свободе, равенстве и жестокой
несправедливости.

Придя домой Андрей Подлецов столкнулся в коридоре с мужикообразной женой с бакенбардами, которая готовилась подавать ему ужин.

Думая
о происшедшем Андрюха напивается окончательно и уже никого не узнает:
ни жены ни двух дочек; ему кажется, что он не у себя дома, а в гостях,
что его обидели; он надевает пальто и отыскивая свои ботинки, кричит
хриплым голосом:

— Не желаю я тут больше оставаться! Вы все подлецы! Негодяи! Я вас выведу на чистую воду

ТАНЮХА. ПОВЕСТЬ

Танюха опытная чиновница, та из которых считает, что на ней все держится. Она умело может подговорить, оклеветать, обвести вокруг пальца и даже прикинуться овечкой. Окружающих людей считает дураками.
Дурит она начальника, друзей и мужа, много обещает и не спешит ничего выполнять. Толстая баба едва умещается в своём скрипящем кресле, потому никогда не спешит выходить из за стола.
Жизнь — удалась…

Танюха одна в кабинете. На столе бутылка дешевого винила и букет несвежих цветов
Сама про себя напевает…
— Я попутала рамсы
Хвост свой спрячу я в трусы
Под очками спрячу рожки
Шкары, Шмары, вилки, ложки
Я такая — с большим задом
Лишь бы милый был бы рядом
Все предатели кругом
Все!!! Иду скорей в дурдом

Заходит в кабинет Шкара Шмарина

— О!!! — скривившись морщится Танюха
— Легка на помине
Чмоки чмоки, дарит Шкаре только что найденный на помойке букет несвежих тюльпанов…

ШКАРА Выходя из здания
— «Мне тюльпаны подарили
Гоп ца дрица, дри ца — ца
Лучше коньяку б налили»

Тут же еб — нулась с крыльца
Шмарина себе под нос, сидя в луже с реагентами:

— » Шкары шмарина работа
Шкары шмарина любовь
Все кругом — одна гавнота
Гавноскверная морковь»
Во весь голос
— Опять снег не почистили, сволочи!

Обращает
внимание на мордвинку Мокшу — шутиху, та заикаясь ругается по телефону с
каким то Витей, не обращая внимание на только что упавшую подругу…
Продолжение следует..

МОКША ШУТИХА И ТАТАР САМОВАР (юмористическая поэма)

Пенза, полдень, дом культуры

В центре Мокша в попыхах

Говорит своим подругам

Про свой бизнес на паях

Удивленно смотрят девки

Говорят про чудо вслух

Что их Мокша свиристелка

Зазвездит певицей вдруг

Ведь не рожи, ни талантов

Не видали в ней нигде

Кроме фыканья за партой

И лапши на бороде

— Расскажу я вам задаром,-

Мокша девкам говорить

— Как Москву вдвоем с татаром

Мы решили покорить

Уссываются девчаты

— Ну трещи давай манда

— Мы же Мокша, очень рады,

Сплетни слушать завсегда

— Так давай бреши подруга

Про ансамбль казачий дюк

И как с Екарным — бабаем

Развивали вы досуг

— Ну ты девка! Стоп подруга

Мокша вся огнем горит

— Не мешайте мне рассказы

Про татара говорить

— В Пензе матушке с татаром

Мы все жопы обожгли

Проработали задаром

Бельминды в Москву пошли

Он бельмесит непонятно

Я мандую твою мать

На морозе рожы красны

В нос снежинки мне летять

— Что ты Мокша? Ты в уме ли?-

Ей татарин говорит

— Ты же бабка блин не в теле

Как же ты? Едрит мадрит?

— Будешь петь казачьи песни?

Ты туда и не гляди

Не фигуры и не рожи

Заикаешься поди

Ах ты дурень с бельметбесом

Всем на все тут наплевать

Будем петь казачьи песни

Под фанеру — твою мать

Выйдем мы перед народом

Улыбнемся невпопад

Подбодрим приличным словом

Дело и пойдет на лад

Зарабатывать мордвинка

Завсегда была грешна

всех надурит, объегорит

Глядь! И полная машна

Мы с татаром бильмендыем

Хоть ему и наплевать

Вместе все ж на сцене будем

Жопом двигать и плясать

Лихо рублики в карманы

Будем пачками совать

Мы с татаром — самоваром

Стали форму примерять

— Ты бэшхэд пикун соленый

Китель твой татар батяк

генеральские погоны

Приберендил ты мудак!

Мокшша энзи в крик ругаться

На татара бельманды

Что погон притарабанил

генеральский ек манды

— Быльбылым жаным якше

Ей татарин отвечает

Пусть меня в округе все

Генералом величают,-

— Ты бельмесь однако ж в меру

Хоть казачка я теперь

Все ж и я манддуть в халеру

Укажу тебе на дверь!-

Про себя:

— Ишь поганый бусурманин

На других ему начхать

Генералом захотелось

Нарядиться твою мать !-

— Я хоть писана жалейка

Мужиков видала тысщ

не стремлюся в генеральши

Хоть и хочется, Хочь дрыщ!

Сцена, Суздаль, фестиваль

Золотом блестит мундир

Наш татарин генерал

Весь сияет как сапфир

Рядом старенькая Мокша

Не казиста — щеки во — о

Шепчет тихо за кулисом

— Белемендес то ничего,-

— Ножкой дрыгает прилично

Тенорком своим козлит

Шашку держит самолично

стих выводит паразит,-

— Уж не вздумал бы зараза

На своем татарском петь

— Ну включайте ж фанограмму

Будем братцы уши греть-

— Не включается фанера,-

Оператор говорит

— Пойте так, в своей манере

Под гармонь, едрит мадрит,-

-«Что ты милай! бойся Бога!

Заводи свою шармань!

Тут нужна скорей подмога»

Слышна всюду сильна брань

— Чай и в этот раз побьют!

Мокша громче всех гутарит

— Как прознают что поют

Казаки бельды татары

Тут татарин Бельминдыев

В зале все открыли рты

Жахнул на татарском песню

Стало тихо ек манды

И. Сокуренко

 

Общественник Лаврентий Валерьянович Бубкин в Суздале

 

«Я часто был несправедлив к покойному.Но был ли покойный нравственным человекомНетон не былнравственным человекомЭто был бывший прохвостнегодяй и мерзавецВсе свои силы он положил на точтобыжить за счет обществаНо общество не хотелочтобы он жил за его счетА вынести этого противоречия вовзглядах Лаврентий Валерьянович не могпотому что имел вспыльчивый характерИ поэтому он умерВсе.

Эти слова у надгробной плиты Лаврентий Валерьяновича
Бубкина произнес атаман Сокуренко. Но прежде, чем остановиться на
траурном моменте в истории этого неугомонного и бестолкового человека,
мы вернемся на несколько лет назад и вспомним поездку ансамбля «Казачий
Дюк» в Суздаль, когда казаки отправились на патриотическую конференцию. С
ними вместе и поехал Лаврентий Валерьянович Бубкин.
Собственно, он ее и нашел. Где — то вычитал в интернете, что будет
проводиться такое мероприятие. Сказал атаману, который связался с
организаторами рассказав о том, что казаки готовы в нем принять участие.
Осталось только за немногим. Атаман сделал еще несколько звонков
организаторам сего мероприятия, обсудили все детали поездки и
отправились в путь. Лаврентий Валерьянович был на высоте.

На конференции речь шла о патриотизме. В душе Лаврентий Валерьянович всегда считал себя патриотом своей страны.

Весь
его лик, заставлял его спокойно сидеть в углу и заниматься совершенно
посторонними делами, накапливать  капитал и  устраивать судьбу свою за
счет других; но как только случалось что-нибудь, по мнению его,
оскорбительное для отечества,  он выбегал из своего угла и начинал
вопить. Люди его побаивались.

Патриотическая конференция, на которой блистательно выступил атаман, быстро закончилась и казаки отправились в ресторан.

Уже
тогда атаман понял, что день будет непростым. На трибуну вышел один из
высокопоставленных чиновников, лихо загнул речь и в завершении произнес
фразу, которая вдавила в мягкие сиденья всех присутствующих в зале.

-«Во время войны, — торжественно произнес он,

—  наш многострадальный народ потерял более 20 миллионов…

и, вместо слова граждан, произнес слова долларов».

Люди от удивления открыли рты, но ничего не сказали, уж больно высокий пост занимал этот чиновник.

Казаки
вышли на улицу. Хотелось, чего — то особенного, ведь они находились в
историческом месте, где золотились купола и звон колоколов разрезал
свежий воздух. Ото всюду пахло стариной. Непрерывно шел дождь и наши
герои зашли в стоявший неподалеку ресторан.

Деревянный потемневший
ресторан принял казачий коллектив под свой узенький гостеприимный навес
на деревянных выточенных столбиках, похожих на старинные церковные
подсвечники. Ресторан был что-то вроде русской избы, несколько в большем
размере. Резные узорочные карнизы из свежего дерева вокруг окон и под
крышей резко и живо пестрели темные его стены; на ставнях были
нарисованы кувшины с цветами.

Атаман шел первый. Взобравшись по
узенькой деревянной лестнице наверх, он встретил отворявшуюся со скрипом
дверь и толстую старуху в пестром платке, наброшенном на широкие плечи,
проговорившую: «Сюда пожалуйте!» В комнате было тепло и уютно на
широком столе стоял старинный  самовар, выскобленные гладко сосновые
стены, треугольный шкаф с чайниками и чашками в углу, зеркало,
показывавшее вместо двух четыре глаза. Лаврентий Валерьянович облюбовал
тут же себе теплое местечко. Сидя в   углу он вдруг вспомнил наставления
своего родителя.

«Смотри
же, Лаврентий, учись, не дури и не хулигань, а больше всего угождай
начальникам. Коли будешь угождать начальнику, то, хоть и в делах не
успеешь и ума бог не дал, все пойдешь в ход и всех опередишь. Водись с
такими товарищами, которые побогаче, чтобы при случае могли быть тебе
полезными. Не угощай никого, а веди себя лучше так, чтобы тебя угощали, а
больше всего береги и копи копейку: эта вещь надежнее всего на свете.
Товарищи тебя надуют и предадут, а копейка не выдаст, в какой бы беде ты
ни был. Все сделаешь и все прошибешь на свете копейкой». Он на всю
жизнь усвоил наставления своего папаши, особенно про то чтобы угождать
начальству, копить он не любил, это было не в его кипучей натуре.

В душе Лаврентий
Валерьянович всегда   мечтал наткнуться на внезапный родник великих
богатств. Бедность его пугала, потому ходил он  с душою, от крайности
готовою на низости, которых бы сам ужаснулся прежде.

Это
обстоятельство толкало Лаврентия Валерьяновича не стесняясь брать деньги
в долг или дурить своих друзей обещая им золотые горы.

Он мечтал о
славе, и общение с казачьим ансамблем и атаманом давали ему лучик
надежды. Приехавши из таких командировок Бубкин рассказывал своим
окружающим, что же происходило вокруг и какие они все были молодцы.
Окружение слушало общественника Бубкина и восхищалось. В эти минуты даже
начальник пожарного общества Подмышкин не называл его семибатюшной
гадюкой и не пытался набить ему морду за разобранный пожарный
автомобиль, который по — прежнему стоял во дворе.  Его мысли постоянно
бодрствовали. Он обдумывал, как сделаться знаменитым подобно атаману
Сокуренко. После разговора с Игорем Николаевичем все становилось так
ясно: возможность стать популярным  казалась такой очевидной. Трудное и
неприступное дело становилось теперь так легко и понятно, и так казалось
свойственно самой его натуре, что начал помышлять он серьезно о
создании своей телепрограммы, где он будет предлагать для просмотра свое
кулинарное умение. Бубкин обозначил тут же деньги, которые будут бежать
к нему рекой.

Уже он видел себя действующим и правящим именно
так, как научал Атаман, — расторопно, осмотрительно, ничего не заводя
нового, не узнавши насквозь всего старого, все высмотревши собственными
глазами, всех тонкостей узнавши.

Казаки в ресторане

В ресторане Бубкин разошелся.

Он
то и дело подливал да подливал; чего ж не допивали его друзья, давал
допить Шкаре   и Мокше, которые так и хлопали рюмка за рюмкой, а встали
из-за стола — как бы ни в чем не бывало, точно выпили по стакану воды.

Через силу перетащились они на балкон и поместились на роскошных креслах….

Шкара,
при этом тут же и заснула. Короткая тучная собственность ее
превратилась в кузнецкий мех. Через открытый маленький рот и турецкие
носовые ноздри начала она издавать какие-то звуки, какие не бывают и в
духовом оркестре. Тут было все — и барабан, и флейта, и какой-то
отрывистый звук, точно собачий лай.

Снился ей родной Череповец,
гармошки, которые изготавливались в этом городе и в народе их называли
«Черепашками», снился поющий басом Кичигин, а она ему будто бы
подпевала.

— Эк ее насвистывает! — сказал атаман. Лысой рассмеялся.

Вскоре она проснулась и снова присоединилась к шумной компании.

Случалось,
кому побывать в Череповце — привозили оттуда уморительные гармошки:
вроде бы и не гармошки, а так-детишкам баловство, величиной с рукавицу, а
гармонист возьмёт в руки — весело! Прозвали их «черепашками». Шкара их
полюбила сразу. Сама — то она считала себя неотразимой красавицей, вот
только пухлые ее ноги были слегка коротковаты, потому она никогда не
снимала каблуки, даже в боулинге, где как известно нужно переобуваться в
спортивные тапки, она и там напрочь отказалась снять свою обувь на
высоких каблуках. По тем же причинам всегда носила брюки, под которыми
скрывались вместо ног две обросшие жиром ноги, сформированных по образу
двух подушек. Однажды она захотела покататься на лошади и Лысому
понадобилось много усилий, чтобы туда ее загрузить, пришлось даже
спускать стремена.

Шкара могла часами слушать, как на гармони
играет атаман Сокуренко и млеть. Сама она не часто брала гармошку в
руки, со слухом были проблемы. Ну не то, что бы ей медведь на ухо
наступил, нет. Так — то она различала ноты, но когда начинала
горлопанить своей иерихонской трубой, то он куда — то пропадал. Потому,
пение давалось ей с трудом. По той же причине игра на гармошке не
складывалась. Но иногда, когда никто не слышал, она брала в руки
гармонь, сидя на стуле закладывала свою пухлую коротенькую ножку под
свой необыкновенно толстый зад и через пень колоду,  наяривала с басцом
да с матерком прикрикивая. Прохожие останавливались у окон и растерянно
шарили глазами, пытаясь распознать — не режут ли кого?

ССОРА

Лаврентий
Валерьенович Бубкин считал своим долгом воспитывать казачий коллектив,
так сказать в нравственном смысле. Он постоянно  делал замечания
присутствующим, критиковал их движения на сцене, считая себя знатоком
народного фольклора и казачества. Говорил он много, то и дело
перекидывая рюмку за рюмкой, пока не напился.

Все это обстоятельство, конечно, действовало на него плачевным образом.

Особенно неприятно было и еще одно наблюдение:Лаврентий
Валерьянович совершенно убедился, что он начинает как-то неясно и
затруднительно выговаривать слова, что сказать хочется очень много, но
язык не двигается. Потом, вдруг он как — будто стал забываться и,
главное, ни с того ни с сего вдруг скривит свою пухлую рожу и засмеется,
тогда как вовсе нечему было смеяться. Это расположение скоро прошло
после очередной рюмки  водки, которую Лаврентий
Валерьянович хоть и налил было себе, но не хотел пить, и вдруг выпил
как-то совершенно нечаянно. Ему вдруг после этой рюмки захотелось чуть
ли  не плакать. Он чувствовал, что впадает в самую непонятную
чувствительность; он снова начинал любить, любить всех, даже Лысого,
который своим угодничеством и заискиванием  его раздражал, даже всех
присутствующих членов казачьего коллектива. Ему захотелось вдруг
обняться с ними со всеми, забыть все и петь с ними вместе на сцене. Мало
того: рассказать им все откровенно, все, все, то есть какой он добрый и
славный человек, с какими великолепными способностями. Как будет он
полезен обществу, как умеет смешить женщин и, главное, какой он
компанейский человек, как великодушно он готов участвовать в жизни
казачьего коллектива, и, наконец, в заключении, откровенно рассказать
все мотивы, побудившие его  поехать с ансамблем в Суздаль, выпить две
бутылки водки и осчастливить всех своим присутствием.

«Правда,
святая правда прежде всего и откровенность! Я откровенностью их поражу.
Они мне поверят, я вижу ясно; они пока  смотрят подозрительно, но когда я
открою им все, я их покорю неотразимо. Они наполнят рюмки и с
троекратным криком «Ура» выпьют за мое здоровье.

Шкару  я поцелую в
лоб; она миленькая. Мокша тоже очень хороший человек. Лысой, конечно,
впоследствии исправится. Ему недостает, так сказать, культуры… И хотя,
конечно, нет этой столичной деликатности  у всего этого ансамбля, но…
но я скажу им о современном назначении России в числе прочих стран.
Упомяну и о   вопросе незаконной продаже спиртных  напитков в ночное
время, да и… и все они будут любить меня, и я выйду со славою!..»

Эти мечты, конечно, были очень приятны. Лаврентий
Валерьяновича только что избрали старшим подъезда и он готов был
оправдать высокое доверие жильцов своего дома, но неприятно было то, что
среди всех этих розовых надежд Лаврентий Валерьянович
вдруг открыл в себе еще одну неожиданную способность: именно плеваться.
По крайней мере слюна вдруг начала выскакивать из его рта совершенно
помимо его воли. Заметил он это на Мокше — шутихе, которой  забрызгал
щеку и которая сидела, не смея сейчас же утереться из уважения. Лаврентий Валерьянович взял салфетку и вдруг сам утер ее.

Мокша хоть и выпила, но все-таки сидела как ошпаренная  кипятком. Лаврентий
Валерьянович сообразил теперь, что он уже чуть не четверть часа говорит
ей о какой-то самой интереснейшей теме, но что Леля, как он почему то
стал называть Мокшу, слушая его, не только как — будто конфузилась, но
даже чего-то боялась. Лысой, сидевший через стул от него, тоже
протягивал к нему свою шею и, наклонив набок лысую  голову, с самым
неприятным видом прислушивался. Он действительно как — будто сторожил
его. Окинув глазами казаков, он увидал, что многие смотрят прямо на него
и хохочут. Но страннее всего было то, что при этом он вовсе не
смутился, напротив того, он выпил еще рюмку и вдруг во всеуслышание
начал говорить.

— Я сказал уже! — начал он как можно громче, — я
сказал уже, друзья, сейчас Леле, что Россия… да, именно Россия…
одним словом, вы понимаете, что я хочу ска-ка-зать… Россия переживает,
по моему глубочайшему убеждению, кри- зис…

— Какой нахер кризис! Это все американы! — раздалось на другом конце стола.

— Гу-гу!

— Тю-тю

Бубкин
было остановился. Лысой  встал со стула и начал разглядывать: кто
крикнул? Мокша украдкой покачивала головою, как бы усовещивая гостей. Лаврентий Валерьянович это очень хорошо заметил, но с мучением смолчал.


Кризис! — упорно продолжал он, — и давеча… и именно давеча я говорил
Мокше… да… что… что обновление, так сказать, вещей…

—Лаврентий!!!! — громко раздалось на другом конце стола.

— Что ? — отвечал прерванный общественник Бубкин, стараясь разглядеть, кто ему крикнул.

— Ровно ничего, Ва- лерьич, продолжайте! пра-дал-жайте! — послышался опять голос.

Лаврентий Валерьяновича передернуло.

— Обновление, так сказать, этих самых вещей…

— Лаврентий Валерьянович! — крикнул опять Петр.

— Что тебе надо?

— Здравствуйте! Хохоча выпалил Петр.

На этот раз Лаврентий Валерьянович не выдержал….

Он прервал речь и оборотился к нарушителю порядка и обидчику. Это был
солист ансамбля «Казачий Дюк»  Петр, сильно наклюкавшийся и возбуждавший
огромные подозрения. Он уже давно орал и даже разбил тарелку,
утверждая, что это к добру.

— Он пьяный! — шепотом подсказал Лысой.— Вижу, что пьяный, но..

— Значит… пьяный.  Я, с своей стороны, готов простить..

Я
полагаю, что Петр сошел с ума… то есть чекнулся… то есть я хочу
сказать… что вы меня не любите… А между тем я люблю вас всех… да, и
люблю даже Лысс -сого…

В эту минуту преогромная слюна вылетела из уст Лаврентий Валерьяновича и брызнула на скатерть, на самое видное место. Лысой  бросился обтирать ее салфеткой. .

— Пьяный человек, — снова было подсказал Лысой, с ним такое бывает.

— Леля! Я вижу, что вы… все… да! Я говорю, что я надеюсь… да, Лаврентий Валерьянович  чуть не плакал.

Лаврентий Валерьянович, что вы такое говорите, страсть какая! Ужас какой то! — бубнила под нос индюшка Мокша.


Леля, обращаюсь к тебе… Скажи, если я поехал  с вашим ансамблем…
да… да, так сказать поддержать, я имел цель. Я хотел нравственно
поднять… я хотел, чтоб чувствовали. Я обращаюсь ко всем: очень я что
не заслужил вашего уважения?

Гробовое молчание.

— Нет, нет — кричал Бубкин … я поехал с вашим ансамблем, с атаманом… я хотел, так сказать, поддержать. И вот за все, за все!

Он
опустился на стул, как без памяти, положил обе руки на стол и склонил
на них свою голову, прямо в тарелку с недоеденным чесночным холодцом.
Нечего и описывать всеобщий ужас. Через минуту он встал, очевидно желая
уйти, покачнулся, запнулся за ножку стула, упал со всего размаха на пол и
захрапел…

Лаврентий  Валерьянович лежал на полу, потеряв всякое
сознание. Лысой  схватил себя за остатки волос, которые росли по бокам
редким мхом  и замер в этом положении. Артисты  стали поспешно
расходиться, каждый по-своему толкуя о происшедшем. Лаврентий Валерьяновича с большим трудом удалось перенести в гостиничный номер и уложить на кровать Шкары.

НОЧЬЮ ПОСЛЕ ПЬЯНКИ

Атаман с раздражением ворчал на Шкару

— Да
что ж тебе? Ну, и иди спать, если захотелось! — сказал он: громко, по
всей комнате раздался храп Лысого, а вслед за ним Петр захрапел еще
громче. Уже давно слышался отдаленный стук настенных часов. Дело
потянуло за полночь. Атаман заметил, что в самом деле пора на покой. Все
разбрелись, пожелав спокойного сна друг другу, и не замедлили им
воспользоваться.

НА УТРО….

Не
спалось только Шкаре, по приезду в Суздаль она выбрала себе койку
поуютнее —  у окна, положив на всякий случай туда свои вещи.  С
ансамблем отправился  этот негодяй Бубкин, — размышляла она,- значит
опять все закончится пьянкой и сауной. В глубине души Шкара не любила
эту традицию, ходить по баням, а тем более с этим общественником,
который раздевался до гола и фотографировал свой покрытый волосами,
круглый как шар живот и маленькую как горошинка бубку, рассылая фото
своим друзьям и всем подряд.

Турка хоть и терпеть не могла
гостиничных коек, но в продолжение всего вечера несколько раз, и
особенно украдкой, забегала сюда посмотреть. Каково же было ее
негодование, ее злость, когда она узнала, что на ее  ложе хотят
перенести больного Бубкина, заболевшего чем-то вроде холеры! (С Бубкиным
сделался жуткий понос).

Мокша   вступилась было за нее, бранилась, обещалась назавтра же жаловаться атаману; но Лысой показал себя и настоял: Лаврентий
Валерьяновича положили на место Шкары, а ей постелили  в коридоре на
полу. Шкара, как и ноне орала своей иерихонской трубой, но ослушаться не
посмела: у атамана была плетка, ей очень знакомая, и она знала, что
атаман непременно завтра потребует кой в чем подробного отчета. В
утешение ей принесли в залу розовое одеяло и подушки в плюшевом
убранстве.

Мокша приютилась на полу, на коврике подле храпящего в
разносол общественника Бубкина. В глубине души она мечтала о этом
коротком мужчине, но тот видел в ней лишь материнскую субстанцию — не
более.

Она накрылась шубенкой, но спать не могла, потому что принуждена была вставать поминутно: с Лаврентий
Валерьяновичем сделалось ужасное расстройство желудка. Мокша, женщина
мужественная и великодушная, раздела его сама, сняла с него всю одежду,
ухаживала за ним, как за родным сыном, и всю ночь выносила через коридор
из спальни зеленый в горошек горшок  и вносила его опять. И, однако же,
несчастья этой ночи еще далеко не кончились

Что могло сравниться и с той мучительной ночью, которую провел Лаврентий
Валерьянович Бубкин на  ложе несчастной Шкары! Некоторое время головная
боль, рвота и прочие неприятнейшие ощущения не оставляли его ни на
минуту. Это были адские муки. Сознание, хотя и едва мелькавшее в его
голове, озаряло такие бездны ужаса, такие мрачные и отвратительные
картины, что лучше, если бы он и не приходил в сознание. Впрочем все еще
мешалось в его голове. Он узнавал, например, Мокшу — слышал ее
незлобивые увещания вроде: «Потерпи, мой голубчик, потерпи, батюшка», и
бесконечно звонившей какому то Вите.

Узнавал и не мог, однако, дать себе никакого логического отчета в ее присутствии подле себя.

Чаще
всех представлялась ему толстозадая Шкара, но, вглядываясь пристальнее,
он замечал, что это вовсе не Шкарин зад, а выпуклый живот бездельника
Лысого. Мелькали перед ним Петр, и старуха с подвязанной щекой.

Наконец,
уже под утро, галлюцинации  прекратились, и он заснул, заснул крепко,
без снов. Он проспал около часу, и когда проснулся, то был уже почти в
полном сознании, чувствуя нестерпимую головную боль, а во рту, на языке,
обратившемся в какой-то кусок сукна, сквернейший вкус. Он привстал на
кровати, огляделся и задумался. Бледный свет начинавшегося дня,
пробравшись сквозь щели окна узкою полоскою, дрожал на стене. Было около
семи часов утра. Но когда Лаврентий Валерьянович вдруг
сообразил и припомнил все, что с ним случилось с вечера; когда
припомнил все приключения в ресторане, свой немыслимый  подвиг, свою
речь за столом; когда представилось ему разом, с ужасающей ясностью все,
что может теперь из этого выйти, все, что скажут, теперь про него и
подумают; когда он огляделся и увидал, наконец, до какого грустного и
безобразного состояния довел он мирное ложе Шкары, — о, тогда такой
смертельный стыд, такие мучения сошли вдруг в его сердце, что он
вскрикнул, закрыл лицо руками и в отчаянии бросился на подушку. Через
минуту он вскочил с постели, увидал тут же на стуле свою одежду, в
порядке сложенную и уже вычищенную, схватил ее и поскорее, торопясь,
оглядываясь и чего-то ужасно боясь, начал ее напяливать. .

Он
хотел было улизнуть тихонько. Но вдруг отворилась дверь, и вошла Мокша, с
горшком и полотенцем в руках. Она без  дальних разговоров объявила, что
умыться надобно непременно.

— Как же, умойся, нельзя же не умывшись-то…

И в это мгновение Лаврентий
Валерьянович сознал, что если есть на всем свете хоть одно существо,
которого он мог бы теперь не стыдиться и не бояться, так это именно эта
старуха.

Он умылся. И долго потом в тяжелые минуты его жизни
припоминалась ему, в числе прочих угрызений совести, и вся обстановка
этого пробуждения, и этот зеленый в горошек горшок. После этого случая
Бубкин закодировался. В последствии именно этот эпизод станет причиной
его скоропостижной кончины. Но, об этом после

 

Комментарии запрещены.